Президиум верховного суда республики хакасия

Создан важнейший прецедент, позволяющий сформировать судебную практику успешной защиты адвокатов, привлекаемых к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследоваания.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июня 2016 г. по делу N 44у-46/2016

Президиум Верховного Суда Республики Хакасия в составе:

председательствующего Носова В.Н.,

членов президиума: Апосовой И.В., Доможакова С.Н., Сиротинина М.П.,

первого заместителя прокурора Республики Хакасия Макеева Н.Н.,

защитников — адвокатов: Лысенко П.Н., Понамаревой О.А., Сизовой М.В.,

при секретаре К.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Резника Г.М., поданной в защиту осужденного Д. на приговор мирового судьи судебного участка N 7 г. Абакана Республики Хакасия от 04 февраля 2015 г. и апелляционное постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 24 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Хакасия Сиротинина М.П., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы, мотивы вынесения постановления о ее передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, объяснения осужденного Д. и его защитников-адвокатов Лысенко П.Н., Понамаревой О.А., Сизовой М.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также выступление первого заместителя прокурора Республики Хакасия Макеева Н.Н., об оставлении поданной жалобы без удовлетворения, президиум

по приговору мирового судьи судебного участка N 7 г. Абакана Республики Хакасия от 04 февраля 2015 г.

осужден по ст. 310 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 400 часов.

Апелляционным постановлением Абаканского городского суда Республики Хакасия от 24 апреля 2015 г. приговор в отношении Д. оставлен без изменения.

Д. признан виновным в разглашении данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости разглашения, если оно совершено без согласия следователя.

В кассационной жалобе адвокат Резник Г.М., указывая на незаконность и необоснованность постановленного в отношении Д. приговора, просит о его отмене и о прекращении производства по данному уголовному делу в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В обоснование автор жалобы, оспаривая наличие в действиях Д. состава уголовно-наказуемого деяния, утверждает, что нельзя разгласить то, что уже предано гласности самим следователем, поскольку в таких случаях исчезает сам объект преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ.

Обращает внимание, что представленные следователем в открытом судебном заседании материалы уголовного дела при избрании меры пресечения в отношении ФИО1 стали достоянием широкого круга лиц.

Утверждает, что судом уголовно-правовая оценка действий осужденного никак не мотивирована.

Отмечает, что действующим законодательством не установлены форма и порядок дачи согласия следователя, дознавателя на разглашение данных предварительного расследования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум находит приговор и апелляционное постановление подлежащими отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей, последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении виновного.

В приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту.

Приведенные выше требования закона при постановлении приговора в отношении Д. судом не были соблюдены.

Диспозиция ст. 310 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования участником уголовного судопроизводства, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание.

Квалифицируя действия Д. по ст. 310 УК РФ, суды первой и апелляционной инстанций исходили из формальных оснований, влекущих наступление уголовной ответственности по данной статье, и наличие состава преступления усмотрели в самом факте разглашения данных предварительного расследования лицом, предупрежденным следователем в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения.

Между тем, по смыслу уголовного закона при решении вопроса о наличии либо отсутствии в содеянном состава преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ, следует принимать во внимание не только сам факт разглашения данных предварительного расследования, но и учитывать существо разглашенных данных, конкретные условия времени, места и обстановки совершения деяния, характер и степень его общественной опасности, а в случаях, когда данные предварительного расследования стали достоянием гласности до их разглашения лицом, привлеченным к уголовной ответственности, еще и обстоятельства, при которых данные предварительного расследования были переданы гласности.

Читайте также:  Неразглашение информации о заработной плате

Судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Д. установлено, что ходатайство следователя об избрании в отношении обвиняемого ФИО1, защитником которого являлся адвокат Д., меры пресечения в виде заключения под стражу, было рассмотрено в открытом судебном заседании. Участвовавший в судебном заседании следователь в обоснование ходатайства представил суду копии протоколов допросов подозреваемой ФИО2 и свидетеля ФИО3, которые были оглашены в ходе рассмотрения материала в присутствии лиц, не являвшихся участниками уголовного судопроизводства. При этом следователь не ставил перед судом вопрос о рассмотрении ходатайства в закрытом судебном заседании.

Таким образом, суд установил, что некоторые данные предварительного расследования (в частности, содержание протоколов допросов подозреваемой ФИО2 и свидетеля ФИО3) стали достоянием гласности в открытом судебном заседании с участием следователя, который и представил эти данные для исследования в присутствии лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства.

В связи с изложенным выводы суда о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ, в действиях Д., ознакомившего ФИО4, ФИО5 и ФИО6 с данными предварительного расследования после того, как они стали достоянием гласности в судебном заседании, нельзя признать правильными.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанции неверно применив уголовный закон пришли к ошибочным выводам о наличии в действиях Д. состава преступления.

Таким образом, приговор мирового судьи судебного участка N 7 г. Абакана Республики Хакасия от 04 февраля 2015 г. и апелляционное постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 24 апреля 2015 г. подлежат отмене с прекращением производства по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в действиях Д. состава преступления.

В связи с отменой приговора по вышеназванному основанию в силу п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ президиум признает за Д. право на реабилитацию.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, президиум

кассационную жалобу адвоката Резника Г.М., поданную в защиту осужденного Д., удовлетворить.

Приговор мирового судьи судебного участка N 7 г. Абакана Республики Хакасия от 04 февраля 2015 г. и апелляционное постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 24 апреля 2015 г. в отношении Д., отменить.

Производство по уголовному делу в отношении Д. прекратить по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

Обращение к официальному сайту — один из способов оперативного получения достоверной судебной информации. Помимо общей информации здесь можно получить сведения о рассмотрении конкретных дел. Со списком назначенных к слушанию дел, информацией о движении, а также текстами опубликованных судебных актов, Вы можете ознакомиться в разделе «Судебное делопроизводство». Обратите внимание, что тексты принятых судебных актов выкладываются после их принятия в разумный срок, но не позднее месяца со дня вступления в законную силу. Все принятые решения, постановления, приговоры, определения купируются — исключается из текстов информация о персональных данных в целях обеспечения безопасности участников судебных процессов в соответствии с Федеральным законом от 22.12.2008 № 262 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации». См. Инструкцию. В разделе «О суде» содержатся подробности, связанные с приемом граждан в суде. Кроме того, в этом же разделе мы предлагаем Вам больше узнать о Верховном Суде Республики Хакасия: его истории, составе, руководстве.

Подача процессуальных документов в электронном виде

С 1 января 2017 года вступили в силу положения процессуального законодательства, предусматривающие возможность подачи в суд документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 27 декабря 2016 года № 251 утвержден Порядок подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа. Для подачи документов можно перейти в раздел меню "Подача процессуальных документов в электронном виде" или перейти по ссылке .

Требование: О признании и приобщении автомобиля в качестве вещественного доказательства по уголовному делу.
Решение: Материалы дела переданы на новое судебное рассмотрение.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 сентября 2017 г. по делу N 44у-80/2017

Президиум Верховного Суда Республики Хакасия в составе

председательствующего Носова В.Н.,

членов президиума Апосовой И.В., Петровой Т.Л., Пислевич И.П., Сиротинина М.П., Шалгинова С.Н.,

заместителя прокурора Республики Хакасия Мондохонова А.Н.,

представителя заявителя – адвоката Радикевича Н.А.,

при секретаре К.

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы дела по кассационной жалобе С.А., поданной на постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 21 ноября 2016 г. и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Хакасия от 19 января 2017 г.

Читайте также:  Как дать аргументированный ответ

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Хакасия Сиротинина М.П., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и мотивы вынесения постановления о ее передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, объяснения представителя заявителя – адвоката Радикевича Н.А., поддержавшего жалобу по изложенным в ней мотивам, выступление заместителя прокурора Республики Хакасия Мондохонова А.Н., полагавшего, что постановление подлежит отмене, президиум

постановлением Абаканского городского суда Республики Хакасия от 21 ноября 2016 г. отказано в удовлетворении жалобы С.А., поданной в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным и необоснованным постановления дознавателя ОД УМВД России по г. Абакану от 03 октября 2016 г. о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства по уголовному делу N 803201 принадлежащего ей автомобиля, государственный регистрационный знак.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Хакасия от 19 января 2017 г. указанное выше постановление оставлено без изменений.

В кассационной жалобе С.А. просит об отмене вышеназванных судебных решений и направлении жалобы на новое судебное рассмотрение.

Указывает, что законные основания для принудительного изъятия дознавателем принадлежащего ей на праве собственности автомобиля в рамках уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, в отношении ее внука ФИО1, который 02 сентября 2016 г., по версии органа предварительного расследования, управлял автомобилем в состоянии опьянения и был задержан сотрудниками полиции, отсутствовали.

Считает, что автомобиль не является орудием преступления и предметом, который сохранил на себе следы преступления, поэтому изъят и приобщен к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства незаконно.

Полагает, что выводы дознавателя, изложенные в постановлении от 03 октября 2016 г., о возможности с помощью автомобиля проверить версии подозреваемого являются необоснованными, поскольку ФИО1 не отрицал, что в день задержания управлял автомобилем.

Обращает внимание на то, что срок дознания по уголовному делу неоднократно продлевался, однако ни одного следственного действия с автомобилем, после его осмотра 03 сентября 2016 г., не проводилось, автомобиль в силу громоздкости не может храниться при уголовном деле, а издержки по его хранению уже превысили его стоимость. Кроме того, отмечает, что за период нахождения автомобиля на стоянке с него похищен аккумулятор и, возможно, другие агрегаты.

Утверждает, что действия дознавателя направлены не на обеспечение решения стоящих перед уголовным судопроизводством задач, а на причинение необоснованного материального ущерба и морального вреда ей, как собственнику автомобиля, а также на нарушение ее конституционного права на владение, пользование и распоряжение имуществом.

Проверив материалы дела в соответствии с требованиями ст. 401.16 УПК РФ, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум приходит к следующим выводам.

Требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ закрепляют, что постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Однако по настоящему делу такие нарушения допущены.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Как усматривается из представленных материалов, отказывая в удовлетворении жалобы С.А., суд в постановлении от 21 ноября 2016 г. указал, что он не вправе предрешать вопросы, которые могут стать предметом рассмотрения уголовного дела по существу, “не входит в оценку доказательств и в деятельность дознавателя по сбору доказательств”, а также констатировал, что обжалуемое постановление дознавателя отвечает требованиям ст. 7 УПК РФ. Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что признание автомобиля вещественным доказательством по делу не запрещено законом.

Соглашаясь с вышеуказанным решением, суд второй инстанции указал в апелляционном постановлении, что все значимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом учтены, и изложенные в постановлении выводы им соответствуют, а также то, что данных о нарушении конституционных прав и свобод заявителя и препятствии в его доступе к правосудию не выявлено, а несогласие заявителя с постановлением дознавателя по указанным в жалобе доводам само по себе не свидетельствует о его незаконности и необоснованности, а кроме того, заявитель не лишен возможности “повторного заявления подобного рода ходатайства”.

Вместе с тем Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом все формы собственности. Право частной собственности, относящееся к основным правам человека, подлежит защите со стороны государства наряду с другими правами и свободами человека и гражданина (ст. 8, 18, 35 Конституции Российской Федерации).

Читайте также:  Правильность оформления акта выполненных работ

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из этого следует, что лица, производящие дознание и предварительное следствие, наделяются в рамках закона полномочиями по применению соответствующих обеспечительных мер, связанных с изъятием имущества у собственника, если это продиктовано указанными в законе целями, защитой интересов государства, прав граждан, и если такие действия являются необходимыми в рамках расследуемого уголовного дела.

Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2008 г. N 9-П, оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или законного владельца того или иного имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу ст. 81, 82 УПК РФ, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий применяющих данную меру должностных лиц органов предварительного расследования, – суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно. В таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или законного владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества. В зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд, решая вопрос о признании имущества вещественным доказательством, должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо, как следует из подп. “а”, “б” п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ, оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено законному владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу.

Однако, как следует из приложенных к кассационной жалобе С.А. материалов, суд, рассматривавший ее жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным постановления дознавателя ОД УМВД России по г. Абакану от 03 октября 2016 г. о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства по уголовному делу принадлежащего ей на праве собственности автомобиля, ограничился лишь формальным установлением факта соответствия закону полномочий дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело, в том числе по определению места хранения автомобиля, изъятого в рамках данного дела в качестве вещественного доказательства, и не привел в постановлении от 21 ноября 2016 г. мотивы в обоснование своего вывода об отказе в удовлетворении жалобы С.А.

Кроме того судами первой и апелляционной инстанций не учтены положения ст. 81 УПК РФ, в которой раскрывается понятие “вещественных доказательств”, и указывается, в каких случаях предметы могут быть признаны вещественными доказательствами по делу.

Как обоснованно отмечено в кассационной жалобе заявительницы, вопрос о возможности признания автомобиля вещественным доказательством в данном деле должен быть рассмотрен применительно к предъявленному ФИО1 обвинению по ст. 264.1 УК РФ.

В рассматриваемом случае автомобиль не является предметом, на который были направлены преступные действия обвиняемого, он не получен в результате совершения преступления, не является предметом, который может служить средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела, а также не служил обвиняемому орудием совершения преступления.

Достоверных данных о том, что автомобиль сохранил на себе следы преступления, суду не представлено.

Данные обстоятельства судом при принятии оспариваемого постановления оставлены без внимания.

Таким образом, постановление от 21 ноября 2016 г. принято судом без установления фактов, имеющих существенное значение для правильного разрешения жалобы, что повлияло на исход дела, поэтому оно подлежит отмене, а материалы дела передаче на новое рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 401.14 – 401.16 УПК РФ, президиум

кассационную жалобу С.А. удовлетворить.

Постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 21 ноября 2016 г. и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Хакасия от 19 января 2017 г. отменить.

Материалы дела передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector