Причины низкой раскрываемости преступлений

Комментируют Владимир Жеребенков, Владимир Овчинский

Хуже милиции

На днях в интервью «Российской газете» прокурор Москвы Сергей Куденеев признался, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года раскрываемость преступлений снизилась почти на 6 процентов. До этого все полицейские начальники триумфально рапортовали лишь о сокращении количества преступлений.

По мнению экспертов, полицейские вынуждены говорить о негативной статистике в надежде на реакцию власти. Сокращение оперативников в МВД, которые непосредственно и раскрывали преступления, может привести к угрожающему положению: занятые переаттестацией генералы забыли основную цель работы полиции — декриминализацию общества.

Напомним, реформа МВД стартовала в марте 2011 года, когда вступил в силу новый закон «О полиции». Переаттестацию не прошел каждый пятый сотрудник ведомства. В ноябре Дмитрий Медведев заявил, что ведомственная реформа проведена успешно, а цели переаттестации достигнуты.

Но, судя по статистике, полиция работает гораздо хуже милиции, что немудрено: уволены многие опытные работники. Ведь не секрет, что переаттестация позволила избавиться от неугодных и строптивых сотрудников, не желающих участвовать в круговой поруке приписок и тому подобных нарушениях. Часть бывших милиционеров не захотела быть полицейскими, еще часть не знает, как работать по новым правилам. Стражи порядка предпенсионного возраста, оставшиеся в структуре МВД после реформы, предпочитают осторожничать и не слишком усердствуют в службе в страхе напороться на увольнение.

Так что надеяться на хорошую раскрываемость в будущем тоже не приходится. А так как полицейское начальство после шумихи в СМИ опять начнет требовать положительной статистики по раскрытию преступлений, добиваться ее вновь начнут любой ценой: фальсификациями и приписками, отказом регистрировать мелкие преступления и так далее.

Владимир Жеребенков, адвокат, экс-старший следователь Следственного комитета при МВД РФ

К сожалению, в процессе переаттестации сотрудников милиции главным в отборе были личная преданность начальству и «сотрудничество» со службой собственной безопасности МВД, которая сегодня правит бал в ведомстве. Независимые, профессиональные сотрудники оказались на улице. Поэтому мы видим, что здесь наступает развал, что подтверждается и падением показателей раскрываемости.

Показатели будут падать и дальше, так как в последние месяцы еще существовал некий задел, накопленный до реформирования, который постепенно ослабевает. Ушли люди, знавшие оперативную работу, территорию, методы работы.

Кроме раскрываемости есть и другие показатели: прием заявлений от граждан, отношение к полиции со стороны граждан. И они тоже низкие. Сотрудники полиции занимаются и взяточничеством, и вымогательством.

Особую роль в деградации ведомства занимает клановость нынешней системы МВД, которой не было и в помине при Советском Союзе и даже в 90-е годы. К примеру, приезжает руководитель из другого города, увольняет всеми правдами и неправдами местных сотрудников, а на их места ставит своих земляков. И уходят те самые сотрудники, которые знают местную специфику, умеют работать. Их места занимают люди, которые профессионально не подготовлены выполнять поставленные перед ними масштабные задачи. Вчера еще такой полицейский руководил, к примеру, 15 людьми, а сегодня его поставили руководить тысячей. Совершенно другой уровень, к которому он просто не может быть готов.

Имеют место и другие, совершенно абсурдные случаи. Когда именно по причине клановости, протекции некоторые сотрудники шагают сразу через несколько званий и промежуточных должностей. Еще вчера они были майорами, а за два года стали генералами и получили отличные должности, не имея для этого соответствующей подготовки. Делается это с нарушением всех действующих норм и правил. От майора до подполковника человек должен служить несколько лет. Еще столько же — от подполковника до полковника. Не говоря уже о генеральском звании. А тут из майора в генералы за два года. При том что никаких подвигов такие сотрудники не совершали, никаких заслуг не имеют.

Вот и оказываются на руководящих должностях непрофессионалы. И такие же непрофессионалы в большинстве своем работают и на более низких должностях, включая простых оперативников. Отсюда и ситуация с низкой раскрываемостью. Система правоохранительных органов в упадке.

Владимир Овчинский, криминолог, бывший глава российского отделения Интерпола, генерал-майор милиции в отставке

На снижение показателей раскрываемости нужно смотреть следующим образом: раз они падают, значит, люди в результате проведенных в системе изменений стали честнее работать. Сам показатель не так прост. Здесь берутся данные в сравнении с предыдущими годами, когда число официально зарегистрированных преступлений было другим. И исходят не из их чистого количества, а именно из отношения возбужденных дел к раскрытым.

Нужно смотреть в первую очередь на само количество совершенных преступлений и из этого исходить. Число же совершенных преступлений на протяжении последних лет было намного больше официально зарегистрированных. И реальная раскрываемость была всегда ниже объявленной.

Вот и получается: тот факт, что ведомство сообщило о падении раскрываемости, говорит именно о его большей честности в этом вопросе. Стало регистрироваться больше преступлений, которые раньше предпочитали «не замечать».

В целом же уголовные дела сегодня по-прежнему возбуждают с неохотой. Это общая тенденция по стране. За рубежом совершенно иная картина. Там по любому обращению правоохранительные органы возбуждают дело, а если информация не подтверждается, его просто закрывают. У нас же ищут доказательства реально произошедшего преступления, и если их нет — пытаются уйти от возбуждения.

Сегодня в российской статистике по преступлениям много пробелов. Так, у нас нет данных по поводу пропавших без вести, часть из которых может также находиться в числе убитых. Нет информации по количеству найденных тел со следами насильственной смерти, которые остались неопознанными. Данных этих нет в открытом доступе. Хотя несколько лет назад их можно было найти без труда.

Ситуация изменилась, многое замалчивается, ведомство становится все более закрытым.

Материал подготовили: Мария Пономарева, Сергей Шурлов, Александр Газов

Комментарии
  • ura oreshin
  • 26 ноября 2011, 09:27
  • #13091

  • Игорь Тимошенков
  • 26 ноября 2011, 23:18
  • #13095

  • ura oreshin
  • 27 ноября 2011, 07:03
  • #13102

Россия многонациональная страна, живущая за счет эксплуатации основной национальности. Население России состоит из 79,8% русских. Только 0,9 % чеченцев. Общая численность народов Кавказа составляет 3% от общей численности населения России. Я РУССКИЙ! Мои предки русские. Дети мои Русские. Товарищи мои мордвины,татары,чуваши и т. д. Мы живем в нашем городе. Никто нас не уговаривает дружить. Мы сами. Но никто из нас не будет терпеть возвышение одним над другим даже на словах. Так есть и будет. Это менталитет РУССКОГО человека хранить покой в своем доме. Какой менталитет Кавказа?У себя все изгадили и у нас гадят. Живут на наши подаяния, футболисты никудышные, и еще что-то требуют. О «дружбе народов» я узнал в 1973г. Цыгане хотели купить дом в нашем селе. Собрались мужчины и врезали не мерено и покупателям и продавцу. В 1979г. Я прибыл служить в СА. Сначала было все неплохо. Армян несколько, таджиков и иных национальностей. Ингуш служил, призванный из Рязани. И вот появились жители Кавказа. В первый день начались драки. Ингуш сразу стал «дружить против нас». И так все два года. В учебке в Виннице против нас дружили украинцы. А в г. Стрий еще тогда Львовской области нас за забор уже не выпускали. А знакомые татары не-нет да и вспомнят с гордостью про ИГО. Такая вот дружба народов получается. Хватит терпеть. Первый урок в школе должен быть посвящен любви и уважению к своей национальности, к национальности дедов наших, а не какой-то вонючей толерантности. Ежедневно с экрана телевизора нас оскорбляют, используя название нашей национальности . «Развод по-русски»,«обман по-русски» и т.д. и т. п. В общем если о чем-то плохом, то обязательно с использованием слова «русский». А что власть? А ничего, т. к. их это не касается. А почему бы не применить название национальностей как то еврейской или чеченской? Вот шуму-то будет. А нашу можно. В паспортах наших нет записи о национальности. А вот в паспорте собаки есть обозначение породы. А ведь мы ЛЮДИ. Мы живем в резервациях с названиями областных городов. Правят нами НАМЕСТНИКИ, именуемые губернаторами, у которых работа здесь, а жилье в Москве. У кого из них нет квартир в Москве? У всех. Где наместник Рязанский Шпак, при котором началось и не закончилось строительство объездной дороги в г.Сасово Рязанской области? НЕТУ. Пропал как сгинул. ИДИОТИЗМ. Тогда необходимо переименовать республики в губернии. Ан нет. «Великие» их народы будут против. Поэтому РУССКИЙ МАРШ до того момента, когда власти сделают в паспорта нам запись о национальности, переименуют республики в губернии или наоборот, когда Россия перестанет платить Кавказу, Чечне в-первую очередь, контрибуции. Когда власти признают 1994г. началом геноцида русского народа Чечне. В Рязани, Пензе, Ульяновске и других городах русских не было войны. И города не лежали в руинах. Так почему же Грозный, лежавший в руинах. За короткое время стал таким, какими указанные города никогда не были и не будут. Почему матери и отцы тех, кто воевал на Кавказе, живут хуже тех, против которых воевали их дети? Политика власти ЕР однозначно АНТИРУССКАЯ. Они знают. Что создание национального образования русских поднимет уровень самосознания и гордости. Ведь в какие регионы поставляются китайские продукты гадкого качества и пойло с Кавказа? В регионы с преимущественным населением русских. Нас спаивают. Наркоконтроль проводит карательную акцию против собственного народа. Нас называют националистами по каждому поводу. ФСБ создано с десяток якобы националистических русских организаций. В свое время было создано РНЕ. Цель-препятствовать русским в создании национального образования, когда суверенитет раздавался охапками. Это надо было для того, чтобы показать якобы гнилость русских. Пример тому Славянский Союз. Коротко «СС» (внуки и сами ветераны ВОВ сразу вздрагивают). Поездка его лидеров в Чечню в черных майках и с надписями «я русский». Они должны были прибыть официально к пригласившему их лицу, в костюмах и галстуках. Выбритые и трезвые. А это хулиганство и оскорбление чеченского народа. А если бы в г. Сасово приехал чеченец с надписью «я боевик»? И до сих пор не пойму почему их не порезали на ремни. Сегодня между русскими и кавказцами пропасть, которую если и удастся преодолеть, то очень не скоро. И чем больше им дает власть денег, тем пропасть становится шире. Почему? Потому, что смотрим мы на города свои и понимать начинаем насколько грязно и нищенски живем. Чем больше работаем, тем хуже живем. Парадокс. И какие бы решения власть не приняла бы по поводу разрешения или запрещения все равно РУССКИЙ МАРШ начался в душах наших. Мы будем жить дружно со всеми, но с теми, кто не может это делать, мы в разводе. РУССКИЕ,ВПЕРЕД!СОЗДАДИМ СИБИРСКУЮ РУССКУЮ РЕСПУБЛИКУ!ЗА НАШУ СОВЕТСКУЮ РОДИНУ! С НАМИ НАШ БОГ!

Читайте также:  Подача документов на загранпаспорт в электронном виде

Про статистику

На днях прокуратура России открыла сайт правовой информации – с открытой статистикой о состоянии преступности в России. Там можно получить информацию о том, сколько в стране и в регионах совершается преступлений – как тяжких, так и относительно безопасных. По количеству убийств на 100 тысяч населения Россия — на третьем месте после Мексики и Египта (23,69 и 21,02 соответственно). У нас их в два раза меньше, чем у египтян – 10,2.

Увы, информации о раскрываемости преступлений на этом сайте нет, а ведь когда-то именно раскрываемость считалась важнейшим показателем эффективности. Конечно, над советскими 90% все смеялись: в благополучных западных странах нормальной считалась цифра в 50%. Сейчас у нас как раз столько. Если поверить, что полиция отказалась от «приписок», получается, что мы вполне соответствует мировым стандартам. А если поверить трудно, то это, как говорится, ваши проблемы.

«По моим подсчетам, в Европе раскрываются около 40% тяжких преступлений, а в России 20-30% – уже неплохо, — говорит криминолог Яков Костюковский. – В 90-е много писали об организованной преступности, и все знали, что мы живем в бандитской стране. Сейчас про это вроде не говорят, только иногда всплывает что-то вроде «дела Цапков». Зато все поминают коррупцию. Но ведь оргпреступность с коррупцией — это сопутствующие вещи, одного без другого не бывает. Впрочем, коррупция есть во всех странах, даже там, где ее якобы нет, например, в Норвегии. Просто у нас это не единственная беда. Есть, скажем, та же кампанейщина. Наконец, российское ноу-хау – приватизация рабочего места: когда должность расценивают исключительно как средство своего личного обогащения».

Негативное отношение большинства граждан к полиции опять-таки ведет к небольшой раскрываемости. По словам Якова Костюковского, в «России всегда сочувственно относились ко всем преступникам, кроме конокрадов». А Никита Филатов, адвокат и автор детективов, пояснил, что раскрывать преступления оперативникам помогает, прежде всего, их собственная информированность, которая на все 100% состоит из помощи граждан. Если полиции не доверяют, значит, и информации от людей не дождешься.

Читайте также:  Награда почетный работник общего образования рф

Про технику

Но только ли в информации дело? Помогает ли раскрывать преступления технический прогресс? А вернее – мешает ли этому наша техническая отсталость? «Мой район» обратился с этим вопросом к опытному петербургскому криминалисту. Будучи госслужащим, тот попросил не публиковать его персональные данные.

«В 90-е годы произошло крушение образования, в том числе и в нашей сфере, поэтому многие научные школы – московская, ленинградская, волгоградская – понемногу распались, — рассказал криминалист. — Затем стандарт Минобразования при формировании программы обучения юриста забрал у криминалистики довольно много часов в пользу других дисциплин.

В результате я читаю, допустим, протокол осмотра места происшествия и со своим опытом понимаю, где в данной квартире надо искать следы крови. И выясняется, что дежурным экспертам даже в голову не пришло там посмотреть. Не научили их. Значит, картина происшествия описана плохо, не со всеми доказательствами. Это будет на руку преступнику, когда дело дойдет до суда. Есть много технических новшеств, которые не внедряются не из-за денег, а потому что ими не умеют пользоваться.

Первое, что приходит в голову, когда говорим об отсталости криминалистской индустрии, — это порошки для снятия отпечатков пальцев. Их вечно нет в нужном количестве или кондиции. Самое потрясающее, что у нас до сих пор всем задержанным делают дактокарты. Или, допустим, совершена квартирная кража, и отпечатки пальцев берут у всех членов семьи, чтобы потом разобраться, есть ли на месте чужие отпечатки или преступники их не оставили. И вся семья ходит с перемазанными руками. Это каменный век, но у нас так делают. А между тем, в консульствах, в любой уважающей себя службе безопасности есть электронный сканер, который за секунду делает и отпечатки ладоней, и отпечатки пальцев и сохраняет их в цифровом формате.

В Европе понятие «неопознанный труп» — это нонсенс. Существует огромная база ДНК и есть мобильная лаборатория для экспресс-анализа. Сыщики еще работают на месте происшествия, а личность покойника – с помощью двух электронных запросов – уже установили, за час. Правда, чтобы у нас это хорошо заработало, нужно еще собрать такую базу. В Англии, например, базу отпечатков пальцев собирают, начиная с 60-х годов и подвергая дактилоскопии всех, кто хоть раз нарушил административное законодательство.

В арсенале следователя всегда есть фотоаппарат. Можно цифровой. Но начальству в голову не придет разрешить делать панорамные съемки, хотя это под силу теперь и дешевому фотоаппарату, и самому простому смартфону. Фотографирование места происшествия – это фототаблица, на которой должны быть изображены все углы комнаты. Естественно, каждый кадр должен частично перекрывать соседний. Представляете, какая это возня. Панораму сделать проще – но не положено. Кстати, если имел место теракт или падение самолета, так что осколки разлетелись в радиусе километра – все их надо найти, разметить, описать. Работа может занять сутки – только описание места происшествия, больше ничего. Между тем, на Западе делают проще: ставят прибор на треноге, местонахождение через GPS он определяет сам, затем он начинает пускать во все стороны лазерные лучи – и в итоге рисует окружающую картинку, можно и в 3D. Подобными устройствами пользуются, например, архитекторы, если им надо продемонстрировать кому-то интерьеры построенного дома. За границей такими устройствами пользуются следователи.

Никто в Европе не пользуется порошками для определения следов — есть же специальные фонари. Не просто ультрафиолет, но, например, очки и фильтры, которые можно комбинировать. Преимущество западных технологий еще и в быстроте. Скажем, на месте преступления нашли сожженный документ. У нас его торжественно изымают, опечатывают, везут в лабораторию, где спустя несколько дней эксперты попытаются его прочесть. А можно делать и так: читать его прямо на месте с помощью современных приборов. А понятые засвидетельствуют, что документ не подменили. И преступление раскроют по горячим следам.

А вы знаете, что современные приборы могут различать однояйцевых близнецов? Очень просто: это тепловизор, который считывает не только черты лица, но и капилляры. Уж их-то расположение у каждого человека уникально. Нет у нас таких тепловизоров. Криминалисты на Западе, не ограничившись пальцами, различают людей по форме уха – есть специальная компьютерная программа на этот счет. И про форме ягодиц. И по анализу кала, потому что содержание в нем лактобактерий у всех различное.

Кстати, если завтра какой-нибудь спонсор поставит в каждом районе Петербурга по переносному тепловизору, ничего от этого не изменится. Их использование должно быть закреплено законодательно, а эту машину заставить крутиться очень сложно. У нас и полиграф, то есть детектор лжи, можно использовать лишь для психофизической экспертизы, а не для допроса. Зато частные лавочки его используют активно.

Тем не менее, российские криминалисты на Западе по-прежнему ценятся. По простой причине: у нас эксперт – не просто работник прибора, а аналитик. На Западе если и учат думать, то как-то не так».

Про будущее

Итак, российским специалистам ничто не мешает совершенствоваться. Если в больницы стали, хоть и со скрипом, ставить томографы, значит, очередь дойдет и до следствия. Томограф, кстати, тоже полезен для судмедэкспертов: он позволяет без всякого вскрытия увидеть телесные повреждения, нанесенные погибшему.

«Когда мы все это получим, как вы думаете?», — поинтересовался «Мой район» у криминолога. Ответ был неожиданным.

«Месяц назад был принят закон, который по сути возвращает нам правило: признание – царица доказательств, — говорит Яков Костюковский. – Почему-то это произошло незаметно для общественности. Путин подписал несколько поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, благодаря которым у нас фактически отменяются следственные действия в случае, если подозреваемый признал свою вину. Раньше у нас только судебное следствие могли отменить по этой причине, а после принятия данного закона – вообще любое. Получается, что оперативникам нужно получить от подозреваемого признание — и больше ничего не делать. Насколько мне известна психология задержанного, его можно так взять врасплох и замордовать, даже не применяя каких-то серьезных пыток, что он возьмет на себя чужие грехи. И не успеет оглянуться, как получит срок, оспорить который уже не сможет. Так что все эти технические новинки окажутся не нужны».

Читайте также:  Вид пользования квартирой в декларации о доходах

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники

На минувшей неделе президент России Дмитрий Медведев во время коллегии МВД выступил с жёсткой критикой сотрудников правоохранительных органов. В частности, он сообщил о том, что за 2008 год не было раскрыто более 1,5 млн преступлений. Он распорядился повысить уровень эффективности оперативно-следственной работы правоохранительных органов, а также уделить больше внимания состоянию общественного порядка в стране.

— Несомненно, одной из ключевых задач должно стать повышение уровня раскрываемости преступлений и обеспечение прав потерпевших. В прошлом году не были установлены виновные в совершении более 1,5 миллионов преступлений, в том числе по 2,3 тысячи убийств и покушений на убийство, — отметил Медведев.

Он также отметил, что «в условиях влияния глобального финансового кризиса, который обострил проблему безработицы и другие проблемы, которые существуют в социальной сфере нашей страны», появляются желающие спекулировать на этой теме, воспользоваться ситуацией».

— Сейчас важно не допускать обострения криминогенной обстановки в стране, — отметил глава государства.

О том, чем данное распоряжение обернулось для сотрудников правоохранительных органов, в эксклюзивном интервью рассказал один из сотрудников силового ведомства, который, по понятным причинам, пожелал не называться.

— Эти данные официальные источники вам никогда не подтвердят, потому что есть «негласный» устав, который нам разглашать запрещено.

— В чём заключаются эти секретные данные?

— Один из самых главных «стрессовых» факторов, которым сейчас озадачено большинство сотрудников правоохранительных органов — это «план» по уголовным делам.

— Что это значит?

— Это значит, что каждый месяц отдел милиции должен предоставить определённое количество заведённых дел. Их количество может варьироваться от величины ОВД района.

В случае если сотрудники не выполняют план по «делам», их ставят «под карандаш», лишают и без того незавидной премии, придерживают присвоение очередных званий, объявляют взыскания, и т.п. найти причину даже для увольнения «недобросовестно выполняющего свои обязанности» сотрудника всегда возможно.

— Насколько сложно выполнять эти планы?

— Штука в том, что в Москве — хотя это, наверное, и сложно представить, — есть ОВД на территории которых случается менее «предписанного» количества преступлений в месяц. Это хорошо охраняемые зоны, в которых ни один «благоразумный преступник» просто так не сунется.

— А как же показатели по улучшению криминогенной обстановки? Это разве не может быть засчитано в плюс?

— Конечно нет, так как бытует мнение, что отсутствие раскрытых преступлений, это не заслуга, а недоработка. Главными остаётся статистика по уголовным делам, а точнее — по раскрытию уголовных дел и отсутствие так называемых «висяков». Реальное преступление как минимум в 50% случаев остается нераскрытым, т.к. не хватает ни опытных сотрудников, ни средств и реальной технической базы. Зарплата в 10-15 тысяч рублей для обычного оперативного и следственного состава не является реальным поводом для служебного рвения.

— Как поступают в этих случаях милиционеры?

— Как говорится, был бы человек, а дело найдётся. Тем более, что в России есть категория граждан, которые заинтересованы в том, чтобы попасть в тюрьму.

— То есть?

— Это попросту говоря бомжи, то есть лица без определённого места жительства. На дворе зима — какая ни какая, а мёрзнуть им приходится. Так вот и приходится милиционерам договариваться с ними, чтобы выполнить «план по уголовке».

— Как происходит «отлов бандитов»?

— Базы бомжей известны каждому участковому. Только если раньше ими мало интересовались — много с них не возьмёшь, да к тому же и болезнь какую-нибудь подцепишь, то теперь милиционеры ходят туда как на работу. Бомжевому сообществу предлагается повысить «показатели» раскрываемости преступлений, на территории, подконтрольной отделу милиции.

Во время таких «планёрок» назначается «потенциальный преступник». Назначенный бомж отправляется на «задание» в компании с милиционерами.

— Какие, к примеру, могут быть задания?

— Подойти, вскрыть машину, изобразить, что собрался выкрасть магнитолу. И тут-то его на месте преступления ловит милиционер, а дальше всё как по маслу: составляет протокол, ведёт в отдел. Если бомжа угостить, то можно уговорить и несколько старых реальных дел — «висяков» на себя взять…..

Был один интересный случай: бомж сам попросился, чтобы его арестовали: мол, ребята, замерзаю, дайте полгода костям отогреться. Ему велели разбить стекло у ближайшего ларька и вытащить оттуда какую-нибудь мелочевку. Что он и сделал. Его задержали «по горячим следам», а когда дело дошло до прокурора, тот дело отклонил, сказал «мелочевка». Бомж оторопел, возмущаться начал: вы же обещали?! Ему второй раз предложили стекло разбить, — владелец ларька только новое поставил. История повторилась, его снова «словили». С этой «подборкой» снова пришли к прокурору, а тот расценил эти два случая как злостный рецидив, и бомжу вместо полугода «припаяли» пятилетку.

— Сколько же нужно креатива, чтобы такие дела придумывать?

— Тут как раз креатив не нужен. Обычные правонарушения как попытка угона автомобиля, попытка ограбления магазинов или прохожих. Потом для статистики не обязательно за решётку отправлять. Достаточно и условных сроков.

— Довольны ли сами сотрудники такими «палочными» нововведениями?

— Ну, «палочная» система – это пережиток социалистических соревнований советских времен, Естественно, такая система только мешает работать и отвлекает от раскрытия реальных преступлений.

— Можно ли назвать конкретные имена, кто является инициатором подобных «разнарядок»?

— А вот этот вопрос хотелось бы оставить без комментария, мне до пенсии нужно доработать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector