Проблемы уполномоченного по правам человека в рф

Середа Елена Васильевна, доктор юридических наук, профессор, руководитель организационного управления аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

В статье освещены проблемы становления и развития института омбудсмена в субъектах Российской Федерации и пути их решения.

Ключевые слова: уполномоченный по правам человека, субъект Федерации, институт.

The article dealt with problems of formation and development of the Ombudsman institution in the constituent entity of the RF and a way of their decision.

Key words: human rights commissioner, constituent entity of the RF, institute.

Институт уполномоченного по правам человека — один из самых молодых в системе государственных органов современной России: ему всего 15 лет. В феврале 1997 г. был принят Федеральный конституционный закон "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", а в мае следующего года был назначен первый федеральный Уполномоченный.

Было понятно, что новый для нашей страны институт уполномоченного по правам человека, во-первых, в силу молодости российской демократии не станет полным аналогом давно существовавшего во многих странах Европы института "омбудсмена", а во-вторых, по причине специфичности своего мандата почти неминуемо столкнется с большими системными трудностями и отчасти даже непониманием со стороны как государства, так и общества.

Главная функция омбудсмена в странах развитой демократии, как правило, сводится к проверке чистоты и корректности административных процедур, а также правовых норм, примененных государственным органом в отношении конкретного частного лица. Такой узкий подход основан на предположении о том, что действующее законодательство и практика его применения сполна обеспечивают права и свободы человека, а независимый суд всегда стоит на их защите. Напротив, в подобных России странах развивающейся демократии законодательство о правах и свободах человека находится в процессе становления, а практика его применения не всегда единообразна и безупречна. Примерно так же можно оценить и состояние судебной системы. В связи с этим функции уполномоченного по правам человека неизбежно оказываются гораздо шире, чем у "классического" омбудсмена, и включают не только проверку соблюдения процедур и норм, но также, а возможно и в первую очередь, восстановление нарушенных прав, анализ действующего законодательства о правах и свободах с целью его совершенствования, правовое просвещение и многое другое.

Важно отметить, что в отличие от других государственных органов уполномоченный по правам человека не наделен распорядительными функциями, проще говоря, в случае выявления факта нарушения прав человека может рекомендовать, но никак не приказать конкретному государственному органу устранить допущенные нарушения. В силу этого эффективность уполномоченного прямо зависит как от его авторитета в государстве, так и от поддержки общества. Понятно, что ни то ни другое не возникает сразу, например в момент принесения уполномоченным его присяги. Авторитет в государстве и поддержку общества уполномоченный должен заслужить в процессе работы.

Главная особенность института уполномоченного по правам человека состоит в его независимости от каких-либо государственных органов и должностных лиц. Применительно к предмету настоящей статьи это, по-видимому, означает, что уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации, каждый из которых назначается в соответствии со своим региональным законом, могут иметь не полностью совпадающие функциональные обязанности и порой строят свою работу в некотором отрыве от накопленного отечественного и международного опыта.

В настоящее время уполномоченные по правам человека назначены в 66 субъектах Российской Федерации .

В Тверской области институт учрежден и действовал, однако после перехода уполномоченного на другую работу его должность временно остается вакантной.

В четырех регионах России приняты законы об уполномоченном по правам человека (Республика Марий Эл, Тыва, Тюменская область, Чукотский автономный округ), но уполномоченные пока не назначены.

В остальных 17 субъектах России должность уполномоченного еще не учреждена.

Следует подчеркнуть, что в соответствии со ст. 5 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" должность уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации может учреждаться (а не "учреждается". — Е.С.) специальным законом в соответствии с конституцией (уставом) данного субъекта Федерации и финансируется из его бюджета.

Обращает на себя внимание то, что данная статья Закона, регламентирующего деятельность федерального Уполномоченного, фактически устанавливает основу для деятельности региональных уполномоченных, что противоречит основам теории государства и права, в соответствии с которыми в законе, регулирующем деятельность федеральных структур, не могут содержаться правоустанавливающие нормы регионального характера. Кроме того, закрепив возможность создания такого института в субъектах России и определив источник его финансирования, Федеральный конституционный закон "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" не конкретизировал (да и не мог этого сделать) эти положения, оставив все важные детали, такие, например, как порядок выдвижения кандидатов на должность уполномоченного и его избрание, компетенция уполномоченных и др., на "откуп" региональным властям.

Понятно, что учреждение института уполномоченного в субъекте Российской Федерации, а затем и назначение на эту должность зависят от многих факторов. Среди них — зачастую настороженное отношение главы субъекта Российской Федерации к перспективе получить в лице уполномоченного хотя бы формально независимого и неподотчетного ему "контролера", общее положение дел с соблюдением прав и свобод человека в регионе, уровень зрелости гражданского общества, наконец, финансовое благополучие региона.

От соотношения указанных привходящих обстоятельств во многом зависит и функционирование института регионального уполномоченного. Так, например, при отсутствии нормального финансирования реальная работа уполномоченного будет объективно парализована, независимо от его личных профессиональных и человеческих качеств. К сожалению, есть такие регионы, в которых финансирование уполномоченного по правам человека и его аппарата не прописано отдельной строкой в бюджете. На практике это означает, что финансирование уполномоченного "от случая к случаю", а точнее, в зависимости от его поведения объективно превращается в средство контроля над ним со стороны региональных властей. Подобная ситуация сложилась в целом ряде субъектов Российской Федерации, в частности в Республике Северная Осетия — Алания, в Еврейской автономной области и в Псковской области.

Существенно ущемляет независимость уполномоченного и отсутствие собственного аппарата. Так заведено в республиках Башкортостан и Карелия, в Псковской, Рязанской и Ивановской областях, в Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах.

Примечательно, что уполномоченные, не имеющие своего аппарата и использующие для обеспечения своей деятельности аппарат либо законодательного собрания, либо правительства региона, зачастую опасаются выносить данное обстоятельство на обсуждение общественности, а тем более выходить с предложением в законодательное собрание о внесении изменений в Закон "Об Уполномоченном по правам человека" в части закрепления в нем самого факта существования аппарата уполномоченного, необходимого для его функционирования.

Такое положение подтверждает высказанный тезис о существующей явной зависимости региональных уполномоченных от региональных властей и необходимости поиска путей решения этой, в сущности, системной проблемы.

Представляется, что, для того чтобы принцип независимости был действительно реализован, необходимо, во-первых, обеспечить финансирование уполномоченного отдельной защищенной строкой, а во-вторых, формировать его аппарат, подчиняющийся лишь персонально уполномоченному.

Изменить данную ситуацию к лучшему можно было бы, в том числе и поменяв сам порядок финансирования региональных уполномоченных.

Думается, что более полной независимости от региональных органов власти уполномоченный мог бы добиться в случае так называемого двойного финансирования своей работы. Так, часть расходов по обеспечению его функционала могли бы по-прежнему брать на себя регионы, а часть — федеральный центр.

Возможно, что в этом случае уполномоченные будут более свободны в своих действиях по отношению к региональным властям.

Еще одной проблемой, с которой сталкиваются региональные омбудсмены и которую необходимо решать, являются значительные расхождения в тех нормах региональных законов об уполномоченных по правам человека, которые касаются процесса их выдвижения на должность, а также реализации их основной компетенции. Казалось бы, что существование таких отличий вполне оправданно. Ведь, как уже указывалось выше, каждый субъект Российской Федерации обладает своим своеобразием, самобытностью и уровнем зрелости общества, что, вполне естественно, отражается и на нормах регионального закона об уполномоченном.

Читайте также:  Найти банк по расчетному счету

Так, в региональных законах закреплены различные варианты процесса выдвижения кандидатов на пост уполномоченного: в одних законах субъектами, которые могут предлагать кандидатов на пост уполномоченного, являются губернатор и члены законодательного собрания, в других — губернатор, члены законодательного собрания региона и общественные организации и т.д. Однако ни в одном из законов таким субъектом не является федеральный Уполномоченный по правам человека. При этом опыт работы федерального Уполномоченного в течение 15 лет, а также его взаимодействие с уполномоченными в субъектах Российской Федерации показывают, что в перечень таких субъектов можно включать и федерального Уполномоченного по правам человека. В пользу принятия такого предложения говорит то, что федеральный Уполномоченный, имея большой опыт правозащитной работы, несомненно, осведомлен и о состоянии правозащитной составляющей в том или ином регионе, а значит, и может рекомендовать на этот пост достойных кандидатов, которые смогут справиться со столь непростой работой.

Основой компетенции регионального уполномоченного, прописанной во всех региональных законах, является рассмотрение жалоб граждан на решения или действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных служащих, если ранее заявитель обжаловал эти решения или действия (бездействие) в судебном либо административном порядке, но не согласен с решением, принятым по его жалобе.

Уполномоченный в данном случае является не должностным лицом, который должен разрешить жалобу по существу, а своеобразным "третейским" судьей, который, проведя необходимые действия по жалобе, обращается в компетентные инстанции с рекомендацией по разрешению жалобы. В связи с этим и порядок рассмотрения жалоб как федеральным, так и региональными уполномоченными должен отличаться от порядка рассмотрения жалоб граждан теми должностными лицами, которые призваны самостоятельно решить вопрос, поставленный гражданином в жалобе. Данное различие в компетенции омбудсмена и иных должностных лиц по рассмотрению жалоб является существенным и влечет различные правовые последствия.

В большинстве региональных законов, так же как и, конечно, в федеральном законе, закреплен именно такой, присущий только омбудсмену, порядок рассмотрения жалоб граждан.

Однако в некоторых региональных законах имеются отступления от этого положения. Так, в законы об уполномоченных по правам человека в восьми регионах Российской Федерации — Удмуртской Республике, Волгоградской, Калининградской, Кемеровской, Липецкой, Самарской, Смоленской, Томской областях были внесены поправки в уже действующие законы об уполномоченных, которые устанавливают порядок рассмотрения жалоб граждан, обращающихся к омбудсмену, который полностью совпадает с процедурой, установленной Федеральным законом "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".

При этом не совсем понятно, чем руководствуются омбудсмены перечисленных регионов, не реагируя на то обстоятельство, что законы, по которым они работают, в своей главной составляющей противоречат не только Федеральному конституционному закону "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" и иным федеральным законам, но и международным документам в сфере защиты прав граждан. Возможно, в данном случае у уполномоченных превалирует желание не портить хорошие отношения с прокуратурой, которая должна отслеживать такие противоречия в законах и не делает этого, либо с законодательным собранием, депутаты которого обязаны вносить необходимые изменения в региональные законы, а возможно, и с губернатором, от которого практически зависят, как указывалось выше, такие составляющие "независимости" омбудсмена, как финансирование его деятельности и самостоятельность его аппарата.

Пристальное внимание в последнее время привлекают также нормы региональных законов об уполномоченных по правам человека, касающиеся возможности совмещать должность уполномоченного с политической деятельностью.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" уполномоченный не вправе заниматься политической деятельностью, быть членом политической партии или иного общественного объединения, преследующего политические цели.

Характерно, что аналогичная норма, устанавливающая прямой запрет на членство в политической партии и занятие политической деятельностью, имеется лишь в 19 региональных законах об уполномоченных по правам человека.

Законами республик Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Карелия, Мордовия, Северная Осетия — Алания, Чечня, Забайкальского, Красноярского, Пермского, Приморского краев, Астраханской, Курской, Ленинградской, Нижегородской, Оренбургской, Псковской, Самарской областей установлен прямой запрет для уполномоченных по правам человека на членство в политической партии и занятие политической деятельностью.

Как правило, этот запрет излагается в следующей формулировке: ". уполномоченный не может быть членом политической партии или иного общественного объединения, преследующего политические цели".

Кроме запрета членства в политических партиях уполномоченным по правам человека в Республике Мордовия, Курской и Нижегородской областях законодательно запрещено поддерживать политические партии материально, участвовать в политических акциях, вести политическую пропаганду или агитацию, использовать свое служебное положение в интересах политических партий, объединений и иных организаций.

В Законе Ленинградской области "Об Уполномоченном по правам человека в Ленинградской области" отсутствует прямой запрет на членство в политической партии и занятие политической деятельностью. Однако одним из обязательных условий для кандидата на должность Уполномоченного по правам человека является представление им обязательства приостановить членство в политической партии или в ином общественном объединении, преследующем политические цели.

Такой подход регионального законодателя к решению вопроса о недопустимости совмещения уполномоченным своих полномочий с политической деятельностью представляется обоснованным и соответствует мировой практике.

Несмотря на то что по своему статусу уполномоченный по правам человека должен быть далек от политики и заниматься исключительно вопросами, входящими в его компетенцию, законодатели 26 субъектов Российской Федерации (республик Алтай, Башкортостан, Дагестан, Саха (Якутия), Удмуртия, Хакасия, Алтайского, Камчатского, Хабаровского краев, Белгородской, Волгоградской, Воронежской, Ивановской, Иркутской, Калининградской, Московской, Ростовской, Рязанской, Саратовской, Свердловской, Тверской, Ульяновской, Челябинской областей, Еврейской автономной области, Москвы и Санкт-Петербурга) положение о запрете уполномоченным быть членом политических партий, иных общественных объединений, преследующих политические цели, заниматься политической деятельностью не включили.

В течение 2008 — 2011 гг. в законы об уполномоченном по правам человека 21 субъекта Российской Федерации (республик Адыгея, Коми, Татарстан, Краснодарского, Ставропольского краев, Амурской, Архангельской, Брянской, Калужской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Липецкой, Новгородской, Омской, Орловской, Пензенской, Смоленской, Томской областей, Ханты-Мансийского и Ненецкого автономных округов) были внесены изменения и дополнения, касающиеся ограничений, связанных с пребыванием в должности уполномоченного. В новых редакциях законов из ограничений, связанных с деятельностью уполномоченных, исключены положения о том, что они не вправе заниматься политической деятельностью (за исключением Кировской области), быть членом политической партии, иного общественного объединения, преследующего политические цели. В Кировской области законодатели позволили Уполномоченному быть членом политической партии, но запретили заниматься политической деятельностью.

Таким образом, сегодня 47 законов субъектов Российской Федерации позволяют уполномоченным по правам человека быть членами политических партий, а также не приостанавливать членство в политических партиях вновь назначенным уполномоченным.

Однако практика взаимодействия и взаимоотношений региональных уполномоченных с руководством субъекта Федерации показывает, что исполнять свои обязанности и осуществлять свои полномочия государственного защитника прав человека омбудсмен может лишь в случае отсутствия политической ангажированности и наличия политической лояльности.

Анализ деятельности региональных уполномоченных позволяет сделать вывод о наличии еще одного объективного ограничения мандата омбудсмена, действующего в субъекте Российской Федерации.

Речь идет о том, что компетенция регионального уполномоченного не может распространяться на территориальные органы федеральных министерств и ведомств. При этом значительная, если не большая, часть жалоб, поступающих к уполномоченным субъектов Российской Федерации, как раз и относится к нарушениям прав граждан, допущенных именно такими ведомствами: полицией, войсковыми частями, исправительными учреждениями и т.д. Региональному омбудсмену остается только один путь — обращаться к федеральному Уполномоченному по правам человека с просьбой защитить и восстановить права граждан, нарушенные территориальными подразделениями федеральных министерств и ведомств.

Таким образом, анализ ситуации со становлением и развитием института уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации позволяет констатировать, что институт государственной защиты прав человека в регионах России состоялся. При этом региональные законы об уполномоченных по правам человека содержат достаточное количество спорных и неоднозначных положений, наличие которых препятствует полноценному использованию государственными защитниками прав человека своих полномочий.

Читайте также:  Как оценить имущество при разделе имущества

С целью приведения региональных законов об уполномоченных по правам человека к единообразию и ликвидации указанных выше противоречий назрела необходимость принятия Основ законодательства об уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации, с закреплением в них рекомендательной нормы об учреждении должности Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации в императивную.

Кроме того, в этом законе необходимо предусмотреть правила выдвижения кандидатов на пост уполномоченного в субъекте, включив в список субъектов, имеющих право выдвигать кандидатов на должность уполномоченного в регионе, среди которых чаще всего фигурируют губернатор, законодательное собрание субъекта и общественные организации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

С целью реализации принципа независимости уполномоченного по правам человека в субъектах России представляется целесообразным предусмотреть возможности его двойного финансирования: из бюджета региона и из федерального центра.

Подводя итог сказанному, хочется еще раз обратить внимание на необходимость завершения учреждения института уполномоченного по правам человека во всех без исключения субъектах Российской Федерации, как одного из важнейших составляющих государственной внесудебной защиты прав человека.

In the life of a modern society interest to person and its dignity is becoming one of the general aspects of democracy. The major place in system not the judicial bodies which are carrying out protection of the rights of citizens, occupies institute of the representative under human rights. It content and activity have opened the new chapter in relations between the state and the citizen. In the Russian Federation the office of representative of human rights was founded as the guaranty of state defence of human rights and liberties. This office was also set up for their observance and respect of state bodies, local government bodies and officials. It is supposed, he will help to solve very important problems, will stop breaks of human rights and struggle with bureaucracy. The representative of human rights must not support realization of any particular policy or any policy in a particular sphere. No matter, if it is economic, social, financial, cultural or other spheres. He subjected only to the law. However, nowadays we can find political forces that are ready either to involve the representative in policy or to impair this institution. The foundation of well organized and effective institutions of the representative of human rights in the Russian Federation and its subjects will promote the development and consolidation of the principals of the lawful state.

Вопросы правового регулирования деятельности Уполномоченного в субъектах Российской Федерации.

К настоящему времени законы о региональных уполномоченных по правам человека приняты в 11 субъектах РФ. Это (по порядку принятия) — Республика Башкортостан (29.04.96); Свердловская область (14.06.96), Архангельская область (15.07.97), Красноярский край (21.10.97), Приморский край (11.12.97), Санкт — Петербург (30.12.97), Смоленская область (19.04.98), Саратовская (12.10.98) и Астраханская области (15.01.98), Хабаровский край (31.07.06). В 2000 году аналогичный закон принят в Калининградской области. Из этих 11 регионов уполномоченные избраны пока только в семи — в Республике Башкортостан, в Волгоградской, Свердловской, Саратовской, Смоленской и Астраханской областях, а также в Хабаровском крае. Еще в 17 субъектах РФ соответствующие законы разрабатываются, находясь на рассмотрении в различных стадиях — это Республика Коми, республика Саха (Якутия), Татарстан, Алтайский край, Волгоградская, Вологодская, Калужская, Курганская, Мурманская, Новосибирская, Омская, Псковская, Рязанская и Тамбовская области, Эвенкийский автономный округ.

Как видим, первые шаги на пути становления Уполномоченного по правам человека в российских регионах уже сделаны. Однако если проблеме становления Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации посвящены и немногочисленные публикации, то развитие института Уполномоченного в российских регионах не нашло должного внимания исследователей.

Настоящая работа посвящена сравнительному анализу Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» и ряда действующих и находящихся в стадии принятия законодательных актов, посвященных региональным уполномоченным по правам человека.

1. Место Уполномоченного в структуре власти в регионе.

В большинстве из рассматриваемых законов и законопроектов (за исключением республики Башкорстан и Санкт — Петербурга) институт Уполномоченного является отдельной структурой, имеющей свой аппарат сотрудников, счет и печать и финансируемой за счет специальной строки в бюджете. В Федеральном Конституционном Законе «Об уполномоченном по правам человека» особо оговаривается «независимость и неподотчетность» Уполномоченного, «каким — либо государственным органам и должностным лицам» (ч.1 ст.2). Аналогичная норма присутствует в актах Республики Башкортостан и Татарстан, Смоленской и Омской областей и Эвенкийского автономного округа. В законе Красноярского края отмечается также независимость Уполномоченного от органов местного самоуправления. В актах Волгорадской и Свердловской областей говориться лишь о независимости Уполномоченного. В отклоненном губернатором законе Мурманской области, напротив, говориться, что «Уполномоченный при осуществлении своих полномочий подотчетен Мурманской областной думе и может быть заслушан на ее заседании» (ст.3). В законе Саратовской области понятие «независимость Уполномоченного» вообще не используется, зато присутствует специальная ст.35, первый абзац которой гласит: «Должность Уполномоченного относится к государственным должностям категории «А» и входит в сводный перечень государственных должностей Саратовской области».

2. Требования к кандидатуре Уполномоченного.

Во всех рассматриваемых случаях, за исключением Санкт — Петербурга и Саратовской области, законодатели вводят определенные ограничения и требования к кандидату: возраст — не менее 30 (Красноярский край, Свердловская и Омская области) или 35 лет (все остальные случаи, включая Федеральный закон); необходимость проживания на территории региона (в Республиках Башкортостан и Татарстан обязательно республиканское гражданство, а в Федеральном законе — российское). Наличие юридического образования (с дополнением «как правило») обязательно в Свердловской, Смоленской и Волгоградской областях, причем в Свердловской области требуется наличие либо стажа работы по юридической специальности не менее 10 лет, либо ученой степени в области права.

Наличие у кандидата необходимых познаний в области прав и свобод человека является необходимым условием во всех регионах, при этом в Республике Башкортостан, Красноярском крае, Мурманской области и Эвенкийском округе нужен опыт правозащитной деятельности. В большинстве актов указывается также на необходимость доверия общественности к рассматриваемой кандидатуре. В Федеральном законе от кандидата требуются «познания в области прав и свобод человека и гражданина, опыт их защиты» (ст.6).

3. Избрание Уполномоченного.

Избрание Уполномоченного во всех анализируемых случаях производится законодательным органом области или города. В семи (из 11) рассматриваемых региональных законодательных актах выборы производятся «простым большинством голосов от общего числа депутатов при тайном голосовании» (Республика Башкортостан, Мурманская, Смоленская и Саратовская области, Эвенкийский автономный округ). В Красноярском крае, Свердловской и Волгоградской областях для избрания требуется не менее двух третей голосов депутатов. В законопроектах Республики Татарстан и Омской области используется такое заимствование из Федерального Конституционного Закона «Об Уполномоченном по правам человека», как включение в список для тайного голосования двумя третями голосов депутатов. Этот парадокс — требование квалифицированного большинства при внесении в список и обычного — при избрании, содержащийся в Федеральном Конституционном Законе «Об уполномоченном по правам человека», отражает политические баталии при принятии Федерального Конституционного Закона «Об уполномоченном по правам человека» и расклад политических сил в Государственной Думе в 1997 году. Заимствование же этой нормы в региональных законопроектах представляется неоправданным.

За исключением Республики Башкортостан, где Уполномоченный избирается на четыре года, во всех других остальных рассматриваемых случаях срок его полномочий установлен в пять лет. Из этих двух вариантов (4 и 5 лет) более предпочтительным является второй, так как пятилетний срок обеспечивает разрыв цикла деятельности Уполномоченного с четырехлетним циклом деятельности регионального законодательного органа, что в свою очередь влечет большую независимость Уполномоченного. Эта же норма — пятилетний срок — записана и в Федеральном законе.

Читайте также:  Непредоставление информации о товаре

4. Сфера компетенции и задачи.

Как указывается практически во всех рассматриваемых законодательных актах, Уполномоченный рассматривает заявления и обращения по поводу нарушений прав человека и жалобы на действия, бездействия или решения государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц и государственных служащих, нарушающих права и свободы человека и гражданина. Нередко законодатель специально оговаривает ограничения компетенции Уполномоченного в сфере его деятельности. Так, в ч.2 ст.16 Федерального закона указывается: «Уполномоченный не рассматривает жалобы на решения палат Федерального Собрания Российской Федерации, законодательных и (представительных) органов государственной власти Российской Федерации». Соответственно в законах Смоленской и Саратовской областей отмечается, что Уполномоченный не принимает к рассмотрению жалобы на законы Смоленской (ст.10) и Саратовской (ст.13) областей, в законопроекте Мурманской области: «Уполномоченный не рассматривает жалобы на решения областной Думы» (ст.3). В Законе Республики Башкортостан и в законопроектах Омской области и Эвенкийского автономного округа из сферы компетенции Уполномоченного выводятся действия и решения» не только законодательного органа субъектов РФ, но и «местных представительных органов».

В Законе Свердловской области и в законопроектах Республики Татарстан и Волгоградской области оговаривается ограничение компетенции в отношении решений не представительной, а судебной властей. Жалобы на решения судей и судов могут быть приняты только в случаях нарушения прав человека в процессе судопроизводства либо отказа судом в приеме жалобы на действия власти или должностных лиц. В законе Санкт — Петербурга оговаривается: «Заключения Уполномоченного не могут содержать политических оценок решений, принимаемых органами государственной власти Санкт-Петербурга по вопросам их ведения» (ст.10). Вместе с тем Уполномоченный обладает правом законодательной инициативы в Законодательном Собрании, а также правом внесения на рассмотрение губернатора Санкт-Петербурга проектов распоряжений по вопросам, касающимся соблюдения прав и свобод граждан.

В Законе Смоленской области к этим задачам добавляются также «правовое просвещение и разъяснение гражданам их прав и свобод, форм и методов их защиты», а также «развитие международного сотрудничества в области прав человека» (ст.2). Сходные задачи сформулированы законодателями и в других регионах.

В законопроекте Республики Татарстан присутствует такая инновация, как список приоритетов: «Приоритетными в деятельности Уполномоченного являются защита прав детей; женщин, пострадавших от дискриминации; репрессированных народов; беженцев и вынужденных переселенцев; лиц, принадлежащих к социально уязвимым слоям населения; военнослужащих срочной службы; лиц, находящихся в местах принудительного содержания.

5. Порядок инициирования рассмотрения дела.

Наиболее общим способом инициирования рассмотрения дела является жалоба или заявление граждан. Уполномоченный ведет прием граждан и рассматривает жалобы, обращения и заявления лиц, права и свободы которых были нарушены. За исключением Федерального закона, законов Красноярского края и Саратовской области и законопроекта Омской области, законодатели предусмотрели, что жалобы могут подаваться лицами и негосударственными организациями, уставной целью которых является защита прав человека, при условии согласия на это лица, права и свободы которого были нарушены.

Жалобы могут быть поданы любым лицом, независимо от гражданства, право которого было нарушено на территории данного субъекта РФ, в срок не позднее одного года с момента нарушения прав либо с момента, когда заявителю стало об этом известно. В случае особой общественной значимости жалобы она может быть принята и при нарушении этих требований (в Федеральном законе, в законах Красноярского края и Саратовской области такая возможность не предусмотрена).

В законах ряда регионов особо оговаривается порядок подачи жалоб из мест заключения: «Заявления, жалобы и письма, направляемые Уполномоченному лицами, находящимися в местах лишения свободы, цензуре и перлюстрации не подлежат» (ст.17 Закона Республики Башкортостан)

Наряду с рассмотрением дела на основе поданной жалобы или заявления во всех рассматриваемых законах и законопроектах предусмотрено инициирование рассмотрение дела по собственной инициативе Уполномоченного. Приведенная ниже формулировка свердловского закона повторяется в других законодательных актах с очень небольшими изменениями: «При наличии информации о массовых или грубых нарушениях прав человека либо в случаях, имеющих особое общественное значение, Уполномоченный вправе возбудить производство по этим делам по собственной инициативе, известив о возбуждении производства по делу соответственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо» (ч.5,ст.10).

6.Полномочия при рассмотрении дела.

Во всех приводимых актах правам Уполномоченного при проведении проверки посвящены специальные статьи законов. Так, Уполномоченный Свердловской области при проведении проверки по жалобе «вправе»:

  • · беспрепятственно посещать любые государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения;
  • · запрашивать и получать в установленном законом порядке от органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц любые необходимые для производства по делу сведения, документы и материалы;
  • · получать объяснения от любых должностных лиц по обстоятельствам, подлежащим выяснению;

проводить самостоятельно или совместно с компетентными органами и должностными лицами проверку деятельности государственных и муниципальных учреждений, относительно которых он располагает информацией о грубых или массовых нарушениях прав человека» (ч. 2,ст.12).

Эти формулировки полностью повторяются в законопроекте Волгоградской области. В законах Смоленской и Саратовской областей, в отклоненном губернатором законе Мурманской области и в законопроектах Омской области и Эвенкийского автономного округа также присутствуют эти формулировки. В Законе Республики Башкортостан по сравнению со свердловским законом (первое направление) отсутствуют упоминания об органах местного самоуправления, право получения объяснений от любых должностных лиц, а также право самостоятельно проводить проверку деятельности учреждений (четвертое направление) — только совместно с компетентными органами.

В Федеральном законе, в законах Красноярского края, Саратовской области и в законопроекте Омской области выделяется также такое право Уполномоченного, как «беспрепятственно посещать предприятия, учреждения и организации независимо от организационно — правовых форм собственности, воинские части, общественные объединения» (ст.19 и ст.13 соответственно).

В Законе Санкт-Петербурга в дополнение к указанным выше возможностям Уполномоченного добавляются и такие его права:

  • · принимать участие с правом совещательного голоса в заседаниях Законодательного собрания и Правительства Санкт-Петербурга, других коллегиальных органов Законодательного собрания и администрации Санкт-Петербурга;
  • · в случае грубого или массового нарушения прав граждан безотлагательно выступить с докладом на очередном заседании законодательного собрания (ст.13).

Последняя возможность предусмотрена также в отклоненном законе Мурманской области. В законопроекте Омской области говорится о праве Уполномоченного «присутствовать на заседаниях представительных органов», а также указывается конкретный (пятидневный) срок для представления необходимых Уполномоченному документов и материалов (ст.13).

В ряде законов и законопроектов существует и право «обращаться в компетентные государственные учреждения по проведению экспертных исследователей и подготовке заключений по вопросам, подлежащим разрешению в ходе проверки» (Республика Башкортостан, Эвенкийский автономный округ, Мурманская область, Санкт-Петербург). В Федеральном законе и в Законе Красноярского края это право сформулировано более жестко: не «обращаться в …компетентные учреждения», а «поручать…»; а также «знакомиться с уголовными. Гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу, а также с прекращенными производством делами и материалами, по которым отказано в возбуждении уголовных дел» (Российская Федерация, Республика Башкортостан, Эвенкийский округ, Смоленская и Мурманская области).

Во всех анализируемых документах присутствуют упоминание о том, что «При рассмотрении обращения (жалобы) Уполномоченный обязан предоставить возможность органу государственной власти Санкт-Петербурга, органу местного самоуправления в Санкт-Петербурге или должностному лицу, чьи решения или действия (бездействие) обжалуются, дать объяснения по любым вопросам, подлежащим выяснению в процессе проверки» (приведена формулировка Закона Санкт-Петербурга ч.3, ст.12; сходные формулировки имеются и в других документах).Сунгуров А.Ю. ,Шишлов А.В.. Сравнительный анализ законодательства об Уполномоченном по правам человека в некоторых субъектах Российской Федерации.//Государство и право.2003.№4.С 41-47.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector