Профессиональное заболевание судебная практика

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

29 ноября 2016 года Хорошевский районный суд г. Москвы В составе председательствующего судьи Ланиной Л.Е.

При секретаре Швец Н.П.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

дело № 2-6977/16 по

иску Федорова Ю А к Межрегиональному управлению № 1 ФМБА России об установлении факта профессионального заболевания, признании не соответствующей действительности санитарно-гигиенической характеристики, возмещении вреда здоровью,

Федоров Ю.А. обратился в суд с иском к ответчику Межрегиональному управлению № 1 ФМБА России (далее МУ № 1 ФМБА России) об установлении факта профессионального заболевания, признании не соответствующей действительности санитарно-гигиенической характеристики, возмещении вреда здоровью, ссылаясь на то, что по окончании Московского Военно-механического техникума в * он, Федоров Ю.А., по распределению был направлен на работу в Наименование организации Его рабочее место в Наименование организации (с августа 1955 года по январь 1968 года) в соответствии с Постановлением Кабинета Министров СССР № 10 руководством института было аттестовано и включено в Список № 2. В начале 2000 годов у него начали проявляться характерные для радиационной медицины заболевания. В августе 2015 года он начал прорабатывать вопрос о статусе профбольного и в декабре 2015 года от Наименование организации получил письмо, что диагноз профзаболевания установить невозможно, так как санитарно-гигиеническая характеристика от 11.11.2015 года из не установила в условиях труда каких-либо вредных производственных факторов. Полагает, что указанная санитарно-гигиеническая характеристика не соответствует действительности. Ее составление ответчиком причинило вред его, Федорова Ю.А., здоровью. В связи с чем просил суд принять решение об установлении факта профессионального заболевания.

Признать, что санитарно-гигиеническая характеристика от 11.11.2015 года составлена недобросовестно и противоречит аттестации его рабочего места.

Признать, что недобросовестно составленная санитарно-гигиеническая характеристика явилась серьезным психоэмоциональным потрясением и причинила вред его здоровью. Обязать ответчика компенсировать расходы на восстановление здоровья, а именно возместить расходы на операции.

Рекомендовать руководству Наименование организации напомнить «эксперту» о целях создания организации, где он работает.

Федоров Ю.А., в судебное заседание явился, исковые требования поддержал, на их удовлетворении настаивал. В судебном заседании на вопрос председательствующего не смог пояснить, в каких пунктах санитарно- гигиеническая характеристика противоречит аттестации рабочего места, которая не проводилась.

Ответчик, МУ № 1 ФМБА России, обеспечил явку своего представителя по доверенности Стадникову Г.В., которая возражала против удовлетворения исковых требований, просила в их удовлетворении отказать.

3 лицо, Наименование организации , обеспечил явку своего представителя по доверенности Сазонову А.И., которая возражала против удовлетворения исковых требований, просила в их удовлетворении отказать.

Пояснила, что аттестация рабочего места Федорова Ю.А. не проводилась, подобные документы в архиве отсутствуют.

Суд, выслушав истца, представителя ответчика, представителя 3 лица, изучив материалы дела, приходит к следующему.

Как установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, Федоров Ю.А. работал в Наименование организации с в должности лаборанта, техника, ст.техника, инженера.

ФГБУ ГНЦ Наименование организации ФМБА России отказал Федорову Ю.А. в установлении диагноза профессионального заболевания, поскольку согласно представленной санитарно-гигиенической характеристике на его, Федорова Ю.А., рабочем месте воздействия вредных производственных факторов, в том числе ионизирующего излучения, превышающих утвержденные санитарно- гигиенические нормативы, не установлено (л.д.10). Указанный отказ ФГБУ ГНЦ Наименование организации ФМБА России в установлении диагноза профессионального заболевания Федоров Ю.А. в судебном или ином порядке не оспаривал.

Суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований Федорова Ю.А. об установлении факта профессионального заболевания к МУ № 1 ФМБА России, поскольку к компетенции Наименование организации не относится установление связи заболевания с профессией в соответствии с Положением о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 г. N 967, а также Инструкцией о порядке применения названного Положения, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РФ от 28.05.2001 г. N 176. Кроме того, как указано судом, Федорову Ю.А. отказано ФГБУ ГНЦ Наименование организации ФМБА России в установлении диагноза профессионального заболевания, исковых требований к ФГБУ ГНЦ Наименование организации ФМБА России истцом не заявлено, отказ в установлении диагноза профессионального заболевания не оспорен.

По запросу ФГБУ ГНЦ Наименование организации ФМБА России Наименование организации утверждена санитарно-гигиеническая характеристика условий труда (л.д.36-42), обоснованность которой, оспаривается истцом в рамках настоящего гражданского дела.

Наименование организации от работодателя Федорова Ю.А. Наименование организации истребованы документы об условиях труда Федорова Ю.А. и санитарно-гигиеническая характеристика (л.д.48).

Как указано судом выше, порядок разрешения разногласий по вопросам установления диагноза профессионального заболевания и его расследования предусмотрен Положением о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 г.

N 967, а также Инструкцией о порядке применения названного Положения, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РФ от 28.05.2001 г. N 176.

Решение по итогам проведенного расследования принимается комиссией на основании пакета документов, в который входит и санитарно-гигиеническая характеристика условий труда (п. 25 Положения).

Согласно Инструкции по составлению санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания, утвержденной Приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 31.03.2008 г. N 103, определяется порядок сбора информации и оформления санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания.

Санитарно-гигиеническая характеристика условий труда составляется Управлением Роспотребнадзора по субъекту Российской Федерации или его структурными подразделениями, как правило, в течение 7 дней, но не позднее 2 недель со дня получения извещения об остром заболевании (отравлении), и в течение 2 недель со дня получения извещения о хроническом заболевании. При необходимости (недостаточность информации, лабораторно-инструментальных данных, контакт с аналогичными вредными факторами на других местах работы и т.п.) управление, проводящее оценку условий труда для составления санитарно- гигиенической характеристики, запрашивает дополнительные документы или санитарно-гигиеническую характеристику (санитарно-эпидемиологическое заключение) по иному месту (местам) работы.

Из представленной санитарно-гигиенической характеристики условий труда следует, что она полностью основана на документа, представленных работодателем Наименование организации.

Ответчиком надлежащим образом осуществлялась проверка условий труда Федорова Ю.А., были направлены соответствующие запросы о дозах облучения Федорова Ю.А. (л.д.58-59), о направлении истца в командировки (л.д.60-62), возможных дозах облучения полученных в командировках (л.д.63-70), в архив Министерства Обороны, однако получены отрицательные ответы. В связи с чем сведения, отраженные в представленном истцом листе доз облучения (л.д.17- 18) в * не нашли своего подтверждения.

Также, п. 1.8 Инструкции о порядке применения Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 г. N 967, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РФ от 28.05.2001 г. N 176 "О совершенствовании системы расследования и учета профессиональных заболеваний в Российской Федерации" предусмотрено, что при несогласии работника с санитарно-гигиенической характеристикой условий труда работника он вправе, письменно изложив свои возражения, приложить их к санитарно- гигиенической характеристике, а также направить апелляцию в вышестоящее по подчиненности учреждение Госсанэпиднадзора в срок не позднее 1 месяца со дня ее получения.

Так, оспариваемая санитарно-гигиеническая характеристика условий труда работника была составлена, Федоров Ю.А. с названной характеристикой условий труда ознакомлен, о чем поставил свою подпись. Каких-либо возражений относительно содержания характеристики не выразил, письменно их не изложил, апелляцию в течение 1 месяца со дня ее получения в вышестоящее по подчиненности учреждение Госсанэпиднадзора не направил. Это позволяет сделать вывод о том, что Федоров Ю.А. был согласен с содержанием санитарно- гигиенической характеристикой условий труда работника, составленной дата.

Доводы истца о противоречии санитарно-гигиенической характеристики аттестации его рабочего места являются несостоятельными, так как судом установлено, что аттестация рабочего места Федорова Ю.А., осуществлявшего трудовую деятельность в Наименование организации с дата в должности лаборанта, техника, ст.техника, инженера, не проводилась.

Доводы истца Федорова Ю.А. о противоречии санитарно-гигиенической характеристики справки о льготном пенсионном обеспечении по Списку № 2 не свидетельствует о незаконности санитарно-гигиенической характеристики, так как указанная справка свидетельствует лишь о возможность праве истца на льготное пенсионное обеспечение по Списку № 2, которым, как он пояснил, истец не пользовался. Суд обращает внимание, что указанная справка не является льготной, в ней отсутствует указание на ответственность работодателя за достоверность сведений в соответствии со ст. 28 Федерального закона «О страховых пенсиях» от 23.12.2013 года № 400-ФЗ.

Читайте также:  Действителен ли паспорт без регистрации

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что заявленные исковые требования Федорова Ю.А. о признании не соответствующей действительности санитарно-гигиенической характеристики, о рекомендации руководству Наименование организации напомнить «эксперту» о целях создания организации, где он работает, не подлежат удовлетворению.

Заявляя исковые требования о возмещении вреда здоровью, Федоров Ю.А.

ссылается на то, что в результате недостоверно составленной санитарно- гигиенической характеристики его здоровье ухудшилось, он был вынужден нести расходы на операции.

В силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, по общим правилам, для возложения на ответчика обязанности компенсации расходов на лечение в силу ст. 1064 ГК РФ необходимо наличие его вины и причинно-следственной связи между наступившим вредом и действиями ответчика.

Федоров Ю.А. не доказал вину ответчика в причинении ему вреда здоровью, незаконности действий ответчика, не представил доказательств причинно- следственной связи между действиями ответчика и проведенными операциями.

Оценивая собранные по делу доказательства, суд приходит к выводу, что заявленные исковые требования Федорова Ю.А. к Межрегиональному управлению № 1 ФМБА России об установлении факта профессионального заболевания, признании не соответствующей действительности санитарно-гигиенической характеристики, возмещении вреда здоровью не подлежат удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ суд,

В удовлетворении исковых требований Федорова Ю А к Межрегиональному управлению № 1 ФМБА России об установлении факта профессионального заболевания, признании не соответствующей действительности санитарно- гигиенической характеристики, возмещении вреда здоровью отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Московский городской суд в течение месяца через районный суд.

Судья Л.Е. Ланина.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ТРУДОВЫМ СПОРАМ:

Представитель ФКУ УАТ ФСИН России обратился в суд с вышеуказанным иском к Сальникову А.П. , мотивировав свои требования тем, что стороны состояли в трудовых отношениях дата. Ответчик работал в должности инструктора-водителя. За время эксплуатации .

Истец ГУП «Московский метрополитен» обратился в суд с иском к ответчику Тимофееву В Г о взыскании материального ущерба, мотивируя свои требования тем, что в ГУП «Московский метрополитен» ответчик работал с.в должности старшего кладовщика склада № .

именем Российской Федерации

г. Новокузнецк 29 августа 2011года

Судья Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области Пластининой О.В.,

при секретаре Бован А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М к ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод» о возмещении морального вреда в связи с профессиональным заболеванием,

М. обратился в суд с иском к ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий Алюминиевый завод», в котором просит взыскать с ответчика в его пользу в счет компенсации морального вреда 100000 рублей, а также взыскать с ответчика в его пользу судебные расходы в сумме 6500 рублей, из которых: за оказание юридических услуг по договору 6000 рублей, за оформление нотариальной доверенности на имя представителей 500 рублей.

Свои требования мотивировал тем, что проработал на Новокузнецком алюминиевом заводе в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов 25 лет по профессии . .. ответчиком был составлен и утверждён акт о случае профессионального заболевания, из которого следует, что заболевание профессиональное. Диагноз: .. С 19.01 по .. он находился на стационарном обследовании и лечении в отделении .. клиники Государственного учреждения научно-исследовательского института комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний. Согласно медицинского заключения ему установлен диагноз .. Согласно программе реабилитации пострадавшего в результате. .. профессионального заболевания от .. ему противопоказан труд в условиях воздействия фтористых соединений. С .. до .. медико-социальной экспертизой ему установлено .. утраты профессиональной трудоспособности. Считает, что ему по вине руководящих работников предприятия, на котором он работал и получил профессиональное заболевание, причинён моральный вред, который в силу действующего законодательства, подлежит возмещению за счёт Ответчика.

Моральный вред выражается в физических и нравственных страданиях, связанных с полученным профессиональным заболеванием, что подтверждается прилагаемыми к исковому заявлению документами: актом о случае профессионального заболевания от . медицинским заключением от . справкой медико-социальной экспертизы от . программой реабилитации пострадавшего в результате. .. профессионального заболевания от .

Физические страдания заключаются в болезненных ощущениях, переносимых им. Помимо болей это приводит к быстрому и частому утомлению. Нравственные страдания заключаются в душевных переживаниях, связанных с потерей трудоспособности, чувством неполноценности, безысходности и понимании того, что утраченное здоровье уже никогда не вернётся.

.. он обратилась к Ответчику с письменным заявлением за возмещением морального вреда, который оценил в 100000 рублей. В начале июня 2011 года он получил ответ, в котором ему предложено получить компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей. Считает, что такая сумма не может компенсировать в полном объеме испытываемых им страданий. В связи с чем, он вынужден обратиться в суд.

В судебном заседании истец М. поддержал заявленные исковые требования, и просил удовлетворить их в полном объеме. Дополнительно пояснил суду, что из-за постоянных болей в суставах он не спит по ночам, не может выполнять физическую работу на дачном участке и в доме, нянчиться с внуками, так как очень быстро устает, появляется слабость, чувство боли.

Представители истца — Мищенко С.В. и Мищенко В.А., действующие на основании нотариальной доверенности от .. иск поддержали, просили удовлетворить в полном объеме, просили суд учесть, что условия коллективного договора принятого ответчиком в 2011 году на истца не распространяются, так как он был уволен .

В судебном заседании представитель ответчика ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий Алюминиевый завод» — Колмакова Т.Л., действующая на основании доверенности от . против удовлетворения иска в полном объеме возражала, просила суд снизить размер компенсации морального вреда д. XXX рублей, считая его чрезмерно завышенным. Пояснила, что М. действительно работал на их предприятии длительное время, но материалах дела отсутствуют доказательства того, что М. испытывал моральные и нравственные страдания от профзаболевания, что М. обращался в лечебные учреждения за медицинской помощью, в связи с профессиональным заболеванием за период с марта 2011 года по настоящее время. Считает, что размер компенсации морального вреда, запрошенный истцом, не соответствует перенесенным им на самом деле нравственным и физическим страданиям. Просит суд учесть, что в программе реабилитации Истца в разделе «Рекомендации о противопоказанных и доступных видах груда» укачано: «Противопоказана работа в условиях воздействии фтора и его соединений. Может выполнить работу вне воздействия фтора и его соединений». Таким образом, наличие профессионального заболевания не препятствует Истцу выполнять работу, не связанную с воздействием фтора. Истец имеет достаточную возможность к трудоустройству. Также в программе реабилитации Истца указано: «Реабилитационный потенциал средний. Реабилитационный прогноз относительно благоприятный». Запись указывает, что состояние здоровья Истца может улучшиться. Это позволяет Истцу надеяться на хорошие перспективы. Процент утраты профессиональной трудоспособности установлен только на 1 год и может быть снижен. В ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» принят коллективный договор на 2011 год, которым определена компенсация моральною вреда по профзаболеванию в размере 1 000 руб. за 1 % утраты профессиональной трудоспособности. Выплата производится лицам, обратившимся к работодателю в период действия коллективного договора с требованием о компенсации морального вреда.

Таким образом, просит суд принять во внимание размер компенсации морального вреда, определенный Коллективным договором. В соответствии со справкой МСЭ-2006 .. М. установлено .. утраты профессиональной трудоспособности. В соответствии с п.п. 27, 28 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности» утвержденных Постановлением Минтруда .. . .. устанавливается в случаях, когда пострадавший в обычных производственных условиях может выполнять профессиональный труд с умеренным или незначительным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы. Вышесказанное подтверждает то обстоятельство, что состояние здоровья истца позволяет выполнять ему профессиональный труд с незначительным снижением объема работы. Считает, что размер компенсации морального вреда, установленный Коллективным договором, в данной ситуации 30 000 рублей, является разумным и справедливым, полностью компенсирует физические и нравственные страдания истца.

Читайте также:  Заявление на аренду земельного участка без торгов

Суд, выслушав истца, его представителей, а также представителя ответчика — ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий Алюминиевый завод», исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу, что заявленные М. требования подлежат удовлетворению частично по следующим основаниям:

Согласно статье 11 ТК РФ все работодатели в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними отношениях с работниками обязаны руководствоваться нормами трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

статья 184 ТК РФ предусматривает, что при повреждении здоровья вследствие профессионального заболевания виды, объемы и условия предоставления гарантий и компенсаций определяются федеральными законами.

Согласно статье 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Исходя из этих норм закона, Суд считает, что вопросы компенсации морального вреда при профессиональном заболевании истца по настоящему делу регулируются нормами трудового законодательства.

Статья 139 КЗОТ РСФСР предусматривала, что обязанность обеспечения здоровых и безопасных условий труда возлагается на администрацию предприятия, Именно администрация предприятия обязана была обеспечивать санитарно-гигиенические условия, предотвращающие профессиональные заболевания работников.

Понятие профессионального заболевания дано в Федеральном законе ФЗ-125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от . где сказано, что профессиональное заболевание это острое или хроническое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.

В судебном заседании установлено, что М. принят на работу на Новокузнецкий алюминиевый завод . о чем свидетельствуют запись, внесенная в трудовую книжку работника (л.д. 5).

Как следует из копии трудовой книжки М. (л.д. 5-6) работал на Новокузнецком алюминиевом заводе:

с .. по .. в железнодорожном цехе, монтером пути, .. назначен дорожным мастером в том же цехе, .. переведен монтером пути;

.. уволен по ст. 31 КЗоТ РСФСР

с .. по .. был переведен в цех пылеулавливания производства фтористой кислоты и ее солей, аппаратчиком;

.. переведен в цех производства фтористых солей аппаратчиком — гидрометаллургом

.. уволен, в связи с выходом на трудовую на пенсию.

Таким образом, Судом установлено, и не оспаривалось ответчиками, что трудовые отношения между истцом и ответчиком ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод» имели место с .. по .

В медицинском заключении Клиники ГУ Научно-исследовательского института комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний от .. указано, что М. имеет стаж работы с профессиональными вредностями фтором и его соединениями класса 3.2 – 25 лет. Ему установлен диагноз: . Заболевание профессиональное, установлено впервые. В заключении так же указано на наличие остеосклеротических изменений, выраженное повышение плотности костной ткани предплечья по данным фотонной абсорбциометрии, периостозы на трубчатых костях, повышение плотности проксимального метафиза большеберцовой кости, поражение более чем трех отделов скелета Предплечья, голени, поясничных позвонков, костей таза, 26-летний стаж работы в условиях воздействия фторидов и клиническое отсутствие общесоматической патологии, — позволяют говорить о развитии токсического поражения костей фторидами, то есть хронической интоксикации, остеопатии 1 (первой) степени. Возвращение к труду с фтором и его соединениями противопоказано (л.д.10).

Актом о случае профессионального заболевания от .. (л.д.7-9) данный диагноз подтверждается, причиной профессионального заболевания послужило длительное воздействие на организм вредного производственного фактора: фтора газообразного (гидрофторида) и солей фтористоводородной кислоты. Также в акте указано, что заболевание является профессиональным, установлено впервые .. и возникло в результате длительной работы в тяжелых условиях труда (в течение 25 лет) на ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод».

Кроме того актом установлено, что ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод» допустил нарушение Закона «О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения», в части невыполнения ч. 2 ст. 25 данного Закона «Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны осуществлять санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия по обеспечению безопасных для человека условий труда и выполнению требований санитарных правил и иных нормативных правовых актов Российской Федерации к производственным процессам и технологическому оборудованию, организации рабочих мест, коллективным и индивидуальным средствам защиты работников, режиму труда, отдыха и бытовому обслуживанию работников в целях предупреждения травм, профессиональных заболеваний, инфекционных заболеваний и заболеваний (отравлений), связанных с условиями труда».

В результате истцу, согласно справки МСЭ .. было установлено .. утраты профессиональной трудоспособности (л.д.11).

Таким образом, Суд считает, что в возникновении профессионального заболевание виновно предприятие — ответчик, на котором работал М.

Из программы реабилитации пострадавшего М видно, что ему установлен диагноз: .. Реабилитационный потенциал средний, реабилитационный прогноз относительно благоприятный, противопоказан труд в условиях воздействия фтора и его соединений (л.д.12).

Компенсация морального вреда допускается с .. по .. и с .. при нарушении трудовых имущественных и неимущественных прав и с .. по .. только при нарушении неимущественных прав.

Учитывая то, что профессиональное заболевание у истца возникло по причине длительного воздействия на организм вредных производственных факторов, в период времени, когда не было ответственности за моральный вред, а затем воздействие вредных факторов продолжалось и возникла ответственность за причинение морального вреда, то, по мнению суда, работодатель должен нести ответственность за причиненный моральный вред.

Факт получения профзаболевания во время работы на предприятии ответчика и 30% утрата профессиональной трудоспособности ответчиком не оспаривается.

Суд считает, что получив хроническое заболевание, став в своей профессии нетрудоспособным, истец, бесспорно, испытывает физические и нравственные страдания, которые выражаются в душевных переживаниях, связанных с потерей трудоспособности, чувством неполноценности, а также в болезненных ощущениях – постоянно просыпается по ночам от болей, быстро утомляется. Указанные физические и нравственные страдания возникли в результате полученного истцом профессионального заболевания.

Вина работодателя установлена актом о профзаболевании, заключением экспертов, работодатель не обеспечил безопасные условия труда, не создал нормальные условия для выполнения работником трудовой функции и, потому должен возмещать компенсацию морального вреда.

Ответчик не доказал, что нравственные и физические страдания возникли вследствие непреодолимой силы либо умысла самого работника и, потому он обязан возмещать моральный вред.

При этом суд не может принять во внимание ссылку представителя ответчика на принятый в ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» в 2011 году Коллективный договор, в соответствии с которым определен размер компенсации морального вреда 1000 рублей за 1% утраты профессиональной трудоспособности, так как Коллективный договор заключен между работодателем и работниками ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» и вступил в силу с . а как следует из материалов дела истец М. был уволен с предприятия работодателя . то есть на момент заключения договора он не являлся работником ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» и, следовательно, условия договора на него не распространяются.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера возмещения вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Читайте также:  Жалоба на работу врача в поликлинике

Определяя размер компенсации морального вреда, Суд считает, что требования М о взыскании с ответчика суммы в размере 100000 рублей являются завышенными. Оценивая перенесенные М. нравственные и физические страдания с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, индивидуальных особенностей истца, исходя из требования разумности и справедливости, Суд считает, что заявленная сумма должна быть снижена.

На основании пояснений истца и представленных материалов Судом установлено, что М. в настоящее время в связи с имеющимся у него заболеванием не может осуществлять свою трудовую деятельность на предприятии ответчика, продолжать работу по своей специальности, поскольку ему противопоказана работа в условиях воздействия фтора и его соединений. Вместе с тем, суд принимает во внимание, что М. прекратил трудовые правоотношения с ответчиком в связи с выходом на трудовую пенсию, реабилитационный прогноз является относительно благоприятным (л.д. 12). При таких обстоятельствах Суд считает разумным и справедливым определить размер компенсации морального вреда М. в 60 000 рублей, что соответствует характеру его физических и нравственных страданий.

статья 98 ГПК РФ предусматривает, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В соответствии со ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

статья 100 ГПК РФ предусматривает, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истец просит взыскать с ответчика 6000 рублей за оказание юридических услуг по договору поручения, подтвержденные квитанцией (л.д.17), данная сумма подлежит взысканию с ответчика, так как суд признает этот размер разумным. Также истец просит взыскать с ответчика 500 рублей за оформление нотариальной доверенности на представителей (л.д.18), данная сумма так же подлежит взысканию с ответчика в полном объеме.

В соответствии со ст. 103 Ч. 1 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчиков подлежит взысканию государственная пошлина в доход государства. Согласно ст. 333-19 НК РФ при подаче искового заявления неимущественного характера госпошлина для физических лиц составляет – 200 рублей.

Таким образом, государственная пошлина должна взыскиваться с ответчика в размере, в котором она подлежала уплате истцом, если бы он не был освобожден от уплаты государственной пошлины, следовательно, Суд считает, что с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в размере 200 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Исковые требования М к ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод» о возмещении морального вреда в связи с профессиональным заболеванием — удовлетворить частично.

Взыскать с ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод» в пользу М компенсацию морального вреда в сумме 60000 (шестьдесят тысяч) рублей, 6000 (шесть тысяч) рублей в возмещение расходов на услуги представителя, 500 (пятьсот) рублей за составление доверенности, а всего 66 500 рублей.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий Алюминиевый завод» государственную пошлину в доход федерального бюджета в размере 200 (двести) рублей.

Мотивированное решение изготовлено .

Решение может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение 10 дней.

Автор: Анна Офицерова

Судам всех уровней часто приходится рассматривать дела, связанные с профессиональными заболеваниями. Участниками таких споров становятся сами работники, их работодатели и представители Фонда социального страхования России (ФСС).

Анализ судебной практики за последние годы показывает, что споры между работниками и работодателями в данной сфере правоотношений возникают, в основной своей массе, по поводу возмещения вреда, причинённого здоровью вследствие профессионального заболевания и компенсации морального вреда.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (ч. 2 ст. 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 2 ст. 37), каждый имеет право на охрану здоровья (ч. 2 ст. 41), каждому гарантируется право на судебную защиту (ч. 1 ст. 46).

Из данных положений Конституции РФ в их взаимосвязи следует, что каждый имеет право на справедливое и соразмерное возмещение вреда, причинённого повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также имеет право требовать такого возмещения в судебном порядке.

Достаточно часто встречается ситуация, когда размер утраченного работником вследствие профессионального заболевания заработка превышает размер страхового возмещения, выплачиваемого ему в рамках обязательного социального страхования.

При её разрешении суды исходят из того, что в случае, если страховые выплаты не покрыли убытки, причинённые работнику вследствие профессионального заболевания, работник вправе требовать в судебном порядке возмещения вреда в части, превышающей страховые выплаты, с работодателя. Таким образом, с работодателя подлежит взысканию разница между суммой утраченного работником заработка и суммой выплат, перечисляемых ему ФСС России.

Основным правовым обоснованием такого мнения является то, что «согласно правовым позициям, изложенным в сохраняющих свою силу определениях Конституционного Суда Российской Федерации, закреплённый в Федеральном законе «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» принцип гарантированности возмещения причинённого вреда предполагает защиту нарушенных прав в полном объёме» (Определения от 01.12.2005 № 460-О, от 03.11.2006 № 445-О).

Устанавливая в п. 1 ст. 1 обязательный уровень возмещения вреда, названный федеральный закон не ограничивает право застрахованных лиц на возмещение причинённого вреда в части, превышающей обеспечение по социальному страхованию, осуществляемое на основании данного федерального закона: работодатель несёт ответственность за вред, причинённый жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закреплённом главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11.07.2006 № 301-О и от 21.12.2006 № 580-О).

В частности, обязательства вследствие причинения вреда установлены в параграфе 2 главы 59 Гражданского кодекса РФ (далее ― ГК РФ), положения статей 1084, 1085 и 1086 которого определяют объём и характер возмещения вреда, причинённого гражданину повреждением здоровья при исполнении им договорных обязательств, а также размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода).

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причинённый жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определённо мог иметь, а также дополнительно понесённые расходы, вызванные повреждением здоровья (ст. 1085 ГК РФ).

На основании ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причинённый вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Положения приведённых правовых норм устанавливают обязанность лица, причинившего вред, возместить утраченный заработок в полном объёме, а не в какой-либо части.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ НОМЕРА ДОСТУПЕН ТОЛЬКО ОФИЦИАЛЬНЫМ ПОДПИСЧИКАМ (для получения полного номера зарегистрируйтесь у нас на сайте).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector