Рабочее место анестезиолога реаниматолога

к Порядку оказания

от_____________2012 г. №_____

Стандарт оснащения отделения анестезиологии – реанимации

1. Стандарт оснащения

отделения анестезиологии – реанимации с преднаркозной

палатой и палатой пробуждения

Количество для преднаркозной палаты и палаты пробуждения, штук

Количество для рабочего места анестезиолога – реаниматолога, штук

Аппарат наркозный (полуоткрытый и полузакрытый контуры) с дыхательным автоматом, волюметром, монитором концентрации кислорода и герметичности дыхательного контура (не менее одного испарителя для ингаляционных анестетиков) с педиатрическим контуром

1 на 2 операционных стола

Аппарат наркозный (полуоткрытый, полузакрытый и закрытый контуры) с дыхательным автоматом, с функцией минимального газотока, газовым и волюметрическим монитором и монитором концентрации ингаляциионных анестетиков (не менее двух испарителей для ингаляционных анестетиков) с педиатрическим контуром

1 на 2 операционных стола

Аппарат искусственной вентиляции легких транспортный педиатрический

2 на 1 палату пробуждения

1 на 6 операционных столов

Роликовый насос для проведения внутривенных инфузий

1 на 1 операционный стол

Монитор оценки глубины анестезии

1 на 3 операционных стола

Пульсоксиметр с набором педиатрических датчиков

Монитор оценки глубины нейро-мышечной проводимости

2 на 1 операционный блок

Инфузионный шприцевой насос

2 на 1 операционный стол

Дыхательный мешок для ручной искусственной вентиляции легких объемом 250 мл

2 на 1 палату пробуждения

1 на рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Дыхательный мешок для ручной искусственной вентиляции легких объемом 750 мл

2 на 1 палату пробуждения

1 на рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Монитор пациента (пульсоксиметрия, неинвазивное артериальное давление, электрокардиография, частота дыхания, температура тела)

1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Монитор больного с расширенными возможностями оценки гемодинамики и дыхания: респирограмма, пульсоксиметрия, капнометрия, неинвазивное и инвазивное артериальное давление, температура, электрокардиограмма, анализ ST–сегмента электрокардиограммы, опционно – сердечный выброс

1 на 3 операционных стола

Транспортный монитор пациента (пульсоксиметрия, неинвазивное артериальное давление, температура тела, электрокардиография, частота дыхания)

2 на 1отделение

Комплект педиатрических эндотрахеальных трубок 2,5-7,5 с манжетами и без

1 на 1 палату пробуждения

1 на 1 операционный стол

Ларингоскоп волоконно-оптический с набором клинков Миллера (прямых) №№ 1-4 и Макинтоша (изогнутых) №№ 1-3

1 на 1 палату пробуждения

1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Транспортная тележка для пациента

1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Аппарат для измерения артериального давления неинвазивным способом (сфигмоманометр) с набором педиатрических манжет

1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Аппарат медицинский универсальный для быстрого размораживания и подогрева плазмы, крови и инфузионных растворов

1 на 1 отделение

Аппарат медицинский для подогрева крови, кровезаменителей и растворов при инфузионной и трансфузионной терапии

1 на 2 операционных стола

Эндовидеоларингоскоп для трудной интубации

1 на 1 палату пробуждения или 1 на 1 отделение

1 на 1 палату пробуждения

1 на 1 отделение

2 на 1 палату пробуждения или 1 отделение

1 на 2 операционных стола

Автоматический анализатор газов крови, кислотно-щелочного состояния, электролитов, глюкозы

1 на 1 палату пробуждения или 1 отделение (при отсутствии палат для реанимации и интенсивной терапии)

Набор для эпидуральной анестезии

по потребности, но не менее 1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Комплект ларингеальных масок (педиатрический)

по потребности, но не менее 1 на 1 рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Набор для катетеризации центральной вены

по потребности, но не менее 2 на рабочее место врача-анестезиолога-реаниматолога

Аппарат конвекционного обогрева пациентов

1 на 2 операционных стола

Аппарат УЗИ с набором датчиков для проведения контроля катетеризации крупных сосудов и периневральных пространств

1 на 1 палату пробуждения или 1 отделение (при отсутствии палат для реанимации и интенсивной терапии)

2. Стандарт оснащения

отделения анестезиологии – реанимации с палатами реанимации и интенсивной терапии

Аппарат искусственной вентиляции лёгких педиатрический с увлажнителем и монитором параметров дыхания

Аппарат искусственной вентиляции легких транспортный, педиатрический

Аппарат для неинвазивной вентиляции легких, педиатрический

Дыхательный мешок для ручной искусственной вентиляции легких педиатрический

Дыхательный мешок для ручной искусственной вентиляции легких неонатальный

Монитор больного: частота дыхания, неинвазивное артериальное давление, пульсоксиметрия, капнометрия, электрокардиограмма, анализ ST–сегмента электрокардиограммы, температура с набором неонатальных и педиатрических датчиков

Монитор больного с расширенными возможностями оценки гемодинамики и дыхания: респирограмма, пульсоксиметрия, капнометрия, неинвазивное и инвазивное артериальное давление, температура, электрокардиограмма, анализ ST–сегмента электрокардиограммы, опционно – сердечный выброс с набором педиатрических датчиков

Монитор пациента (оксиметрия, неинвазивное артериальное давление, электрокардиография, частота дыхания, температура тела) с набором неонатальных и педиатрических датчиков

Транспортный монитор пациента (пульсоксиметрия, неинвазивное артериальное давление, электрокардиография, частота дыхания, температура тела) с набором педиатрических датчиков

Монитор на пациента (неинвазивное артериальное давление, инвазивное артериальное давление – 2 канала, электрокардиография, частота дыхания, температура тела – 2 канала, оксиметрия, капнометрия, сердечный выброс)

Поле деятельности реаниматолога, врача интенсивного лечения, работающего в отделении реанимации, палате интенсивной терапии многопрофильных, специализированных больниц, представляет собой рубеж, за пределами которого больных ждёт неминуемая гибель в отсутствие быстрой, эффективной, адекватной медицинской помощи. У реаниматолога иногда есть всего лишь несколько минут, чтобы остановить процесс умирания, сохранить, временно заменить, протезировать, восстановить утраченные жизненно важные функции [1].

Организация рабочего места любого специалиста является важнейшим фактором в деле повышения производительности, качества труда. Условия, в которых трудится профессионал-специалист, в большой мере определяют качество продукции. Лишите писателя необходимой ему обстановки, смените антураж, освещение, заприте его в комнате или, напротив, заставьте писать на природе вопреки его желанию – не появится гениальное произведение на свет! Врачебное искусство наравне с другими высшими проявлениями человеческого духа требует от конкретного человека не только полной самоотдачи, но и вполне определённых условий, средств осуществления практической деятельности. Результат работы реаниматолога, врача интенсивного лечения, в большой степени зависит от наличия специальной медицинской аппаратуры, позволяющей находить правильные клинические решения в условиях острой нехватки времени у больных, находящихся в состоянии наркотического сна, без сознания, при отсутствии прямого вербального контакта. Перечень аппаратуры, которую условно можно разделить на органо-протезирующую, диагностическую, вспомогательную, регламентирован нормативными актами. Однако не только медицинская техника, но и используемые в реанимационной аппаратуре компьютерные технологии обновляются гораздо чаще, чем выходят регламентирующие применение приказы, инструкции, клинические рекомендации. Как правило, нормативная документация фиксирует, делает обязательными к исполнению уже сложившиеся в практике положения [2].

Цель исследования – изучение принципов организации, оснащения, использования рабочего места реаниматолога.

Материалы и методы исследования

Структура исследования: многоцентровое, нерандомизированное, закрытое, тройное (полное) слепое, контролируемое, в параллельных группах, проспективное, обсервационное пассивное, продольное, временной диапазон: 2016–2018 гг. Критерии включения: рабочее место реаниматолога в лечебно-профилактических учреждениях г. Нижнего Новгорода, спроектированных и пущенных в эксплуатацию в 19–20 веках. Критерии исключения: рабочее место анестезиолога в лечебно-профилактических учреждениях г. Нижнего Новгорода, спроектированных и пущенных в эксплуатацию в 18–21 веках.

Читайте также:  Другие публикации этого автора

Результаты исследования и их обсуждение

Изучены принципы организации, оснащения, использования рабочего места реаниматолога, врача интенсивного лечения в лечебно-профилактических учреждениях г. Нижнего Новгорода, спроектированных и пущенных в эксплуатацию в 19–20 веках. В первую группу вошли лечебные учреждения, пущенные в эксплуатацию ранее 1985 г.: Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Нижегородской области «Городская клиническая больница № 5» г. Нижнего Новгорода, хирургический корпус, 1813 г.; Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Нижегородской области «Городская клиническая больница № 40» г. Нижнего Новгорода, 1966 г. Во вторую группу вошли лечебные учреждения, пущенные в эксплуатацию позднее 1985 г.: Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Нижегородской области «Городская клиническая больница № 5» г. Нижнего Новгорода, терапевтический корпус, 1986 г.; Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Нижегородской области «Специализированная клиническая кардиохирургическая больница» г. Нижнего Новгорода, 1986 г.

В обеих группах выявлено: отсутствие наличия какой-либо системы, концепции в оборудовании рабочих мест реаниматологов, врачей интенсивного лечения, несмотря на дорогостоящие капитальные ремонты с перепланировкой помещений. Помимо главной задачи по обеспечению безопасности пациента, управлению жизненно важными функциями организма у больных с несостоятельностью, декомпенсированной недостаточностью жизненно важных органов/систем, лечения критических состояний, реаниматолог, врач интенсивного лечения сталкивается с необходимостью искать решение большого количества проблем, связанных с размещением коечного фонда, привязкой современной аппаратуры к неудовлетворительно подготовленным помещениям.

Реализация широких возможностей современных высокотехнологичных медицинских устройств затруднена нерешёнными вопросами комплектации, установки на имеющихся площадях, подключения к устаревшим источникам питания, создания эффективных систем заземления.

Отсутствие у реаниматолога, врача интенсивного лечения желания заниматься техническими работами, креативно организовать своё рабочее место не является основной причиной. При недостаточном финансировании приобретение медицинской аппаратуры осуществляется вне всякой логики и системы. Неудачные организационные решения главным образом связаны с тем, что реаниматолог, врач интенсивного лечения, инженер, техник, которым предстоит работать с закупаемой аппаратурой, изначально не входят в комиссии по обоснованию закупок, технических заданий. В условиях, когда в отечественном законодательстве отсутствует юридическое определение тендера, именно эта форма работы с предложениями на поставку оборудования используется наиболее часто, имеет формальный характер, ценовой показатель играет ведущую роль, стоимость медицинской аппаратуры нередко завышается. Не принимаются в расчёт качественные показатели, доступность и стоимость расходных материалов, сервисных технических работ, обслуживания, ремонтопригодность. Не учитываются важнейшие вопросы сопряжения с имеющимся оборудованием, необходимость вынужденного использования эксплуатируемых десятилетиями устаревших систем электроснабжения, заземления, водоснабжения, источников лечебных газов, вакуумных сетей. В выделяемых для новейшей медицинской аппаратуры помещениях часто не хватает необходимых площадей, системы питания имеют недостаточные мощности или просто отсутствуют [3].

Клинический опыт подтверждает, что наиболее надёжно отделение реанимации, интенсивного лечения функционирует при условии комплектации оборудованием одного уровня. Сомнительным оказывается приобретение аппаратуры, относящейся к так называемому экспертному классу. Отделения реанимации, интенсивного лечения – это те подразделения в любой больнице, куда пациентов помещают в экстренном порядке, не спрашивая согласия. Уровень обеспечения этих отделений любым оборудованием, в том числе и специальным, априори должен быть высок. Нет необходимости выделять при этом какое-то оборудование, относя его к экспертному, эконом или бюджетному классу. Такой подход в выборе оборудования помогает верно составлять заявки для закупок, объединяя оборудование по совместимости, взаимозаменяемости, возможности использовать одни и те же расходные материалы, что уже само по себе уравнивает его по многим параметрам, в том числе по качеству. Нормативные акты, регулирующие размещение оборудования, не отвечают требованиям реанимационной практики. Клинический опыт показывает, что нельзя согласиться с требованиями действующих нормативных документов, такими как «площадь и габариты палат необходимо определять исходя из требования подхода к кровати больного с трех сторон (двух боковых и ножной)». Доступ к реанимационной койке необходим с любой стороны, что обеспечивается соблюдением основного требования – выделение 15–18 м2 на каждую койку взрослых и для детей старше 7 лет [4].

Что касается конструкции самой реанимационной койки, в настоящее время найден ряд удачных решений, неплохо зарекомендовавших себя в клинической практике. Реанимационная койка представляет собой многофункциональное устройство: рабочие панели твёрдые, высота рабочих панелей более 1 метра, количество рабочих панелей не менее 2, обеспечение плавной регулировки положения каждой рабочей панели в одной плоскости поворотом от 00 до +900 каждой и от –450 до +450 совместно, отсутствие спинки у головного конца, быстросъёмная спинка у ножного конца, количество быстросъёмных инфузионных стоек 2–4, выдвигающиеся боковые спинки, фиксаторы конечностей, туловища, открытые без кожуха колёса не менее 20 см в диаметре, один общий блокиратор движения на 2–4 колеса. Вопросы удобства эксплуатации, безопасности пациента отделения реанимации, интенсивного лечения выходят на первый план при необходимости внутриотделенческой, внутрибольничной транспортировки. Критическое состояние не исключает проведения диагностических исследований, лечебных процедур вне палаты реанимации, интенсивного лечения. Чем тяжелее состояние больного, тем с большей вероятностью может потребоваться транспортировка в операционную, отделения магнитно-резонансной, компьютерной томографии, специальных методов исследования, таких как ангиографиия. Пациента в тяжёлом и крайне тяжёлом состоянии необходимо не только транспортировать, обеспечить безопасность исследования, но и доставить обратно в отделение реанимации без осложнений. При тяжёлом и крайне тяжёлом состоянии больного каждому третьему перемещению сопутствует нештатная ситуация, каждому четвёртому – осложнения, связанные с ухудшением состояния, одно и более осложнений встречается почти у половины пациентов [5].

Отсутствие визуального и мониторного наблюдения за каждым реанимационным койко-местом в реальном времени на посту дежурной медсестры посредством центрального пульта, неизбежно несёт в себе риски фатальных осложнений, таких как непреднамеренная экстубация трахеи, отключение от респиратора, кровотечение по отсоединившимся дренажам, воздушная эмболия при разгерметизации сосудистых инфузионных линий, падение с кровати [6].

Очень сложно, в большинстве случаев невозможно достичь полноценного визуального контроля при реализации палатного принципа размещения реанимационных коек. Тем не менее палатный принцип широко применяется в лечебных учреждениях старого типа. Реанимационные койки размещаются в обычных палатах за счёт сокращения обычных коек или их уплотнения. Несколько таких приспособленных под нужды реанимации палат объединяются в один блок, который называется реанимационным отделением или блоком интенсивной терапии. В стандартной палате площадью 36 м2 размещается не более двух реанимационных коек с самым необходимым оборудованием: аппарат искусственной вентиляции лёгких, монитор жизненно важных функций, перфузор, инфузомат, электрический аспиратор. Большая часть имеющегося в отделении реанимации оборудования хранится в приспособленных помещениях, в коридорах и только в случае необходимости доставляется в палату. Пост медицинской сестры, как правило, располагается в коридоре, из которого не просматриваются все койки одновременно. Нередко в защиту палатного принципа приводится возможность изоляции одного-двух пациентов в отдельной палате с целью предотвращения перекрёстного инфицирования, создания «профильных» женских, мужских, детских палат. Подобные аргументы не выдерживают никакой критики [7].

Читайте также:  Защита имущественных прав несовершеннолетних органами опеки

Палата реанимации, интенсивного лечения не является изолированным инфекционным боксом. В течение рабочей смены медицинский персонал многократно подходит к пациентам для выполнения необходимых лечебных, диагностических процедур в разных палатах. Медицинская аппаратура перекатывается из коридора в палату, из палаты в палату, отключается/подключается к расположенным в разных местах источникам питания. Все внутренние двери отделения реанимации, интенсивного лечения, как правило, постоянно открыты или вообще сняты с петель. Пациенты палаты реанимации находятся под влиянием сильнодействующих, психотропных, наркотическеих препаратов, имеют большую или меньшую степень угнетения центральной нервной системы, нередко находятся полностью в бессознательном состоянии. К моменту, когда возрастные, половые отличия начинают приобретать для пациента существенное значение, функцию жизненно важных органов/систем удаётся восстановить, больной переводится в профильное отделение. В целом палатный принцип является самым неудачным принципом размещения реанимационных коек.

Визуальный и акустический (система тревоги) мониторный контроль в полной мере возможен при зальном принципе расположения реанимационных коек. Современные лечебные учреждения проектируются с учётом необходимости размещения реанимационных коек в одном просторном зале. В реанимационном зале возможно параллельное и радиальное расположение реанимационных коек, оборудованных необходимыми источниками питания – клинический опыт показывает, что только электрических разъёмов с напряжением 220 вольт, соответствующих европейским стандартам, у каждой реанимационной койки необходимо иметь как минимум 12. В старых больничных зданиях реализация зального принципа требует больших материальных затрат по перепланировке, капитальному ремонту помещений с заменой несущих строительных конструкций, модернизации систем водопровода, водоотведения, электроснабжения, заземления, вентиляции, кондиционирования подводки лечебных газов, вакуума [8].

Важнейшей проблемой, реально влияющей на эффективность деятельности реаниматолога, врача интенсивного лечения является госпитализация в палаты реанимации, интенсивного лечения и главным образом перевод из палат реанимации, интенсивного лечения в профильные отделения. Если госпитализация в отделение реанимации, интенсивного лечения регламентирована нормативными актами довольно чётко, то показания к переводу в профильные отделения изложены весьма туманно, подразумевая лишь восстановление жизненно важных функций органов/систем, не уточняя, до какого уровня необходимо восстановление. Клинический опыт позволяет утверждать, что оптимальным, не вызывающим разночтений показанием для перевода пациента из палаты реанимации, интенсивного лечения является отсутствие декомпенсированной недостаточности или несостоятельности жизненно важных органов/систем. Врач профильного отделения, принимающий пациента из палаты реанимации, интенсивного лечения, должен чётко представлять, что у больного имеется компенсированная недостаточность одного или нескольких жизненно важных органов/систем, и знать, каких именно. Простейшим способом определения эффективности проведённого лечения является формула

PM = 1C + 2A + 25IF,

где PM – англ. predicted mortality, вероятность летального исхода в %; С – англ. chronic, сумма значимости выявленных хронических заболеваний по Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем. Десятый пересмотр. (МКБ X); A – англ., acute, сумма значимости выявленных острых заболеваний или обострений хронического заболевания (МКБ Х); IF – англ. insufficiency, недостаточность, англ. failure, повреждение, сумма значимости выявленных жизненно важных органов/систем организма, степенью тяжести которых является «декомпенсированная недостаточность» и/или «несостоятельность» [9].

Вне зависимости от времени разработки проекта, ввода в эксплуатацию отсутствие концептуальных, эргономических подходов при организации рабочего места реаниматолога, врача интенсивной терапии возникает множество проблем. Важнейшей задачей является привязка медицинского оборудования к неподготовленным помещениям. Оптимизация деятельности реаниматолога, врача интенсивного лечения совершенствованием организационной составляющей повседневной работы отделения реанимации лишь частично решает возникшие проблемы.

В этой статье мы подробно разберем, кто такой врач анестезиолог-реаниматолог и что он делает. Анестезиолог — это прежде всего врач, а наркоз по своей сути — лечебная процедура. Из названия специальности понятно, что эти врачи проводят анестезию (т. е. обезболивание) и реанимацию.

Такая медицинская специальность, как «Анестезиология и реаниматология», выделилась отдельно сравнительно недавно, в конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века. В России один из первых обосновал необходимость подготовки специалистов анестезиологов и реаниматологов проф. Неговский В. А.

Двойное название специальности «анестезиолог–реаниматолог» связано с неразрывностью проведения наркоза или обезболивания и возникающей часто необходимостью реанимационных мероприятий. Поэтому каждый анестезиолог владеет и методикой проведения анестезии и приемами реанимации.

Тот, кто выбирает данную специальность, должен обладать устойчивой психикой, быстротой реакции, обширными знаниями в области психологии, физиологии, патофизиологии, фармакологии. Необходимо знать критические состояния в смежных медицинских специальностях, таких как: терапия, хирургия, травматология, акушерство и гинекология, патология детского возраста, неврология, инфекционные болезни, токсикология и многие, многие другие…. Всего и не перечислить.

Несмотря на то, что на данный момент специальность богата различными техническими приспособлениями, которые значительно облегчают практику, настоящее мастерство основано в первую очередь на рассудительности и прочных знаниях!

Чтобы стать анестезиологом–реаниматологом нужно:

  • 6 лет учиться в Медицинской академии на факультете «Лечебное дело» или «Педиатрическом»;
  • изучить множество специальной медицинской литературы;
  • сдать свыше 50 экзаменов;
  • пройти год интернатуры или 2 года ординатуры, или 3 года аспирантуры;
  • выполнять практические занятия в различных клиниках: общехирургического профиля, роддомах, детской хирургии, кардиохирургии… То есть по всем медицинским специальностям.
  • сдать итоговые экзамены;
  • первые 3 года работать под контролем и руководством старших, более опытных коллег.

Только пройдя весь этот путь, врач может сказать, что он анестезиолог–реаниматолог!

Как организовано отделение анестезиологии?

Универсальный анестезиолог–реаниматолог хорош только в небольших больницах. Обычно организуется ОАРИТ – отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии. Для обеспечения круглосуточной помощи необходимо иметь в штате 4 врача-анестезиолога, один из них одновременно заведующий отделением, и на каждого врача по 2 медсестры-анестезиста.

В крупных многопрофильных клиниках, детских больницах, в каждом специализированном отделении (типа кардиохирургии, нейрохирургии, травматологии, и т.д.) организуются свои отделения реанимации и анестезиологии. В каждом из них свои заведующие, старшая медсестра, сестра хозяйка, медсестра-анестезист, медсестра реанимационного отделения, круглосуточная лаборатория и пр… В отделении анестезиологии — врачи–анестезиологи, которые дежурят в обязательном порядке и по реанимации (2 – 4 дежурства). Врачи реанимационного отделения также владеют методами анестезии, при необходимости дают наркоз и переводят пациента на ИВЛ.

Ведущий специалист в отделении реанимации — врач-реаниматолог. Врачи других специальностей, при необходимости, привлекаются как консультанты.

Обязанности врача анестезиолога-реаниматолога

Когда люди размышляют о том, кто такой анестезиолог-реаниматолог, чем он занимается, что лечит, то многие заблуждаются, предполагая, что главная его задача — обеспечить бесчувственное состояние больного в пределах операционной. Это слишком узкая трактовка!

Читайте также:  Подписание трудового договора по доверенности

В обязанности анестезиолога входит ведение больного до, во время и после операции. Причем плановый больной — это одно, он предварительно полностью обследован, диагноз установлен, при необходимости проведено лечение сопутствующий заболеваний. В экстренной ситуации дело обстоит гораздо сложнее – пациент поступает из дома, с работы, с улицы, зачастую в состоянии алкогольного опьянения, многие с политравмами (например, автоавария), с кровопотерей, бывает без сознания, в состоянии шока. О нем может быть ничего неизвестно, и нет времени на углубленное обследование. В такой ситуации врачу анестезиологу-реаниматологу нужно в срочном порядке принимать ответственное решение: выбирать необходимый анестетик, рассчитывать его дозировку. Ошибка или промедление стоит серьёзных последствий.

Кроме того, во время операции анестезиолог и медсестра-анестезист (под контролем врача) ведут наркозную карту. В ней фиксируется все:

  • время, когда больной на операционном столе;
  • начало наркоза: вводный наркоз, интубация трахеи;
  • начало операции;
  • этапы операции: фиксируется все, что происходит (например: хирург делает разрез, происходит ушивание ран);
  • какие препараты вводят, последовательность, дозировки;
  • пульс, артериальное давление, SPо2 = насыщение крови кислородом;
  • параметры работы аппарата ИВЛ;
  • какая кровопотеря, сколько мочи и многое другое.

Если по окончании операции произведена экстубация, в карте фиксируют: пациент в сознании, мышечный тонус достаточный, дыхание адекватное, переведен в палату. Если переводится в реанимацию: пациент в сознании или переведен на продленную ИВЛ (причина). Все с указанием точного времени. Это позволяет, в случае необходимости, провести независимую экспертизу проведенной операции и наркоза.

Можно сказать, что успех операции на 50% зависит от работы анестезиолога. Многие пациенты боятся наркоза даже больше оперативного вмешательства, задаются вопросом: «проснусь я или нет?». Но после операции про анестезиолога даже не вспоминают, акцентируя больше внимание на работе хирурга, ведь она на виду. Однако справедливости ради стоит сказать, что ни одна операция не может быть проведена успешно без четкой работы анестезиолога.

По статистике врач-анестезиолог работает с пациентом в 1,5 – 2 раза дольше врача-хирурга, потому что ведет пациента до операции, во время операции, и в послеоперационном периоде. При любом наркозе (что подразумевает выключение сознания) всегда, в той или иной степени, угнетается дыхание и сердечная деятельность. Если проводится внутривенный наркоз с сохранением спонтанного (самостоятельного) дыхания, анестезиолог всегда готов и, чаще всего, проводит ВИВЛ – вспомогательную искусственную вентиляцию легких маской наркозного аппарата. Именно анестезиолог-реаниматолог занимается восстановлением и поддержанием жизненно важных функций организма пациента на должном уровне до, во время и после операции.

Пример из практики: Из терапевтического отделения ко мне в палату интенсивной терапии перевели пациента с тяжелой пневмонией. Человек умирал: одышка под 40, дыхание шумное, аускультативно влажные хрипы с обеих сторон, разлитой цианоз, артериальное давление меньше 90, анализы плохие…. Мы срочно дали наркоз, сделали интубацию трахеи, перевели на искусственную вентиляцию легких (ИВЛ) и приступили к интенсивному лечению через подключичную вену. Пациент 5 суток был на ИВЛ! Спустя двое суток после экстубации его перевели обратно в терапию. Выздоровел! Через некоторое время после выписки встречаю этого человека с женой в поликлинике и слышу: он рассказывает супруге, что из-за этого врача (то есть из-за меня) у него теперь болит горло (а ведь после экстренной интубации и пяти суток на ИВЛ это вполне нормально). А я ведь ему жизнь спас…Да, наша работа не всегда благодарна, а ведь горло — пройдет, главное, что человек жив!

Рабочее место анестезиолога

На фото рабочее место анестезиолога. Анестезиолог, рядом (слева от него) медсестра-анестезист, на заднем плане операционная медсестра, видна следящая и наркозно–дыхательная аппаратура. Идет подготовка к началу проведения наркоза.

Основные помощники врача–анестезиолога — это медсестры-анестезисты. Они также проходят обучение по специальности анестезиология–реаниматология, обучены работать на наркозно–дыхательной и следящей аппаратуре, знают, понимают и умеют проводить наркоз под руководством врача, при необходимости первыми начинают активные реанимационные мероприятия и многое другое, что не умеют даже врачи других специальностей.

На этом фото врач-анестезиолог проводит интубацию трахеи через рот. Манипуляция очень сложная, может дать серьезные осложнения, вплоть до остановки сердца, но отводится на неё не более 15 – 20 секунд! «Почему?» — спросите вы. Потому что пациент в это время сам не дышит (введены релаксанты), и подать ему иначе кислород нет возможности. Перед интубацией человеку проводят гипервентиляцию чистым кислородом в течении 3-5 минут, и он может спокойно не дышать 1-2 минуты без нарастания клинических проявлений гипоксии.

Известен случай в одной из областей: врач-акушер, с согласия с зав. отделением роддома, взялась проводить наркоз, имея якобы специализацию по анестезиологии 20 лет назад, при этом отстранили анестезиолога. После 7! неудачных попыток интубации трахеи пациентка была уже в глубокой гипоксии. Удалось раздышать её маской, все обошлось вроде бы без последствий. Вывод: нельзя пытаться выполнить чужую работу, если ты не умеешь её делать. В медицине это чревато летальным исходом.

Я создал этот проект, чтобы простым языком рассказать Вам о наркозе и анестезии. Если Вы получили ответ на вопрос и сайт был полезен Вам, я буду рад поддержке, она поможет дальше развивать проект и компенсировать затраты на его обслуживание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector