Расторжение договора об осуществлении технологического присоединения

oleandra / Shutterstock.com

Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 декабря 2017 г. № 305-ЭС17-11195).

Данный подход ВС РФ пояснил тем, что договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору возмездного оказания услуг. Следовательно, к правоотношениям сторон по такому договору применяются, помимо специальных норм, положения гл. 39 Гражданского кодекса, а также общие положения об обязательствах и о договоре. В частности, согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Также ВС РФ отметил, что иное толкование положений специального законодательства может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных ГК РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору.

Таким образом, в отношении правовой природы договора технологического присоединения ВС РФ занял позицию, противоположную той, которой ранее придерживался Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. ВАС РФ исходил из того, что договор технологического присоединения – это отдельный, самостоятельный вид договора, который не может быть отнесен ни к договорам возмездного оказания услуг, ни к смешанным договорам, включающим в себя элементы договора возмездного оказания услуг и подряда. И, как указывал ВАС РФ, единственное специальное основание для одностороннего расторжения такого договора – нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Споры по договорам на техприсоединение: рост количества разбирательств неизбежен

Споры между сторонами договоров на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям стали весьма актуальны с учетом роста темпов строительства промышленных объектов, а также количества целевых программ в субъектах России. При увеличении объемов строительства неизбежен рост количества споров из таких договоров.

Вводные данные, как правило, достаточно схожи. Заказчик, утратив интерес к строительству объекта или столкнувшись с невозможностью его постройки, направляет в сетевую организацию заявление о расторжении договора и требование о возврате неотработанного аванса. При отказе сетевой компании расторгнуть договор у заказчика не остается иного выхода кроме обращения в суд. При этом необходимо сразу определить иск, с которым надлежит обращаться в судебные органы, круг ответчиков и сформулировать исковые требования.

В настоящее время судебная практика сталкивается с двумя основными группами таких исков: иски о взыскании неосновательного обогащения (неотработанного аванса) и процентов за пользование чужими денежными средствами и иски о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств и взыскании денежных средств. На каждой из названных групп следует остановиться отдельно.

При предъявлении иска о взыскании неосновательного обогащения истец (заказчик) исходит из наличия у него права на одностороннее расторжение договора и из того, что он таким правом воспользовался, направив сетевой организации (исполнителю) уведомление о расторжении и требование о возврате неотработанного аванса. Впрочем, правоприменительная практика двинулась в кардинально ином направлении: Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ принял Постановление от 10.07.2012 № 2551/12, в котором указал, что договоры на технологическое присоединение представляют собой особый вид договоров, непоименованных в Гражданском кодексе РФ. Правовое регулирование таких договоров отлично от договоров на выполнение работ или оказания услуг, а потому нормы главы 39 Гражданского кодекса применяться к регулированию отношений из договоров технологического присоединения не могут. Следовательно, право на одностороннее расторжение договора у заказчика по договору технологического присоединения также отсутствует, если оно прямо не предусмотрено договором. Единственным исключением является существенное нарушение сроков исполнителем.

Предметом исследования в судах различных инстанций становятся условия конкретных договоров и, более того, конкретные формулировки в них. При этом, как правило, договоры на технологическое присоединение являются стандартизированными, а потому формулировки в них идентичны. Позиция, высказанная Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении № 2551/12, оказалась достаточно жесткой для регулирования отношений сторон технологического присоединения, а потому потребовала корректировки для договоров, допускающих одностороннее расторжение заказчиком.

Так, судами различных инстанций признается за заказчиком право на одностороннее расторжение договора в том случае, если в тексте договора содержится условие о возможности такого расторжения. При этом, как указывает в таких спорах Высший Арбитражный Суд РФ, применение судами в этой части норм главы 39 Гражданского кодекса РФ не влечет нарушения прав и законных интересов сторон[1].

При этом во всех вынесенных по данному спору судебных актах сделан вывод о невозможности применения к рассматриваемым отношениям позиции, изложенной в Постановлении № 2551/12 Высшего Арбитражного Суда РФ, в силу различных фактических обстоятельств.

Имеется и обратная судебная практика, которая, исследовав условия конкретных договоров, пришла к выводу об отсутствии в них права заказчика на одностороннее расторжение: судебные акты по делу № А40−120561/2012, судебные акты по делу № А40−73958/2013.

Вместе с тем представляется, что сама возможность одностороннего расторжения заказчиком таких договоров следует из логики гражданского законодательства России. Договор технологического присоединения является по своей природе частно-правовым с наличием публично-правовых элементов. Такими элементами являются Технические условия, в течение срока действия которых может быть исполнен договор, и прямое регулирование отдельных положений договора законами и подзаконными нормативными актами: ФЗ от 26.03.2003 № 35−ФЗ «Об электроэнергетике»; Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861; Правила технологического присоединения потребителей к распределительным электрическим сетям в г. Москве, утвержденные постановлением Региональной энергетической комиссии г. Москвы от 25.09.2006 № 40. Односторонний отказ заказчика от договора не противоречит указанным актам, а потому возможность применения такого отказа может быть установлена в договоре и не повлечет за собой нарушения прав и законных интересов исполнителя.

Кроме того, возможность одностороннего отказа от договора при отсутствии неправомерных действий со стороны второго контрагента является логичным средством диспозитивного метода гражданско-правового регулирования и соответствует назначению, которому служат субъективные гражданские права. Право на односторонний отказ применяется практически ко всем договорам в области оказания услуг, выполнения работ. Наличие такого права с корреспондирующей ему обязанностью возместить убытки второй стороне, которые она несет вследствие отказа от договора, – разумный компонент договорной свободы. Он упрощает процесс освобождения от договорной зависимости вследствие утраты интереса к договору у одной из сторон (подряд, возмездное оказание услуг) или при появлении «изъяна доверительности» в таких договорах, как договор поручения, агентский договор, договор комиссии, основанных во многом на лично-доверительных отношениях сторон. Это тем более актуально для договоров технологического присоединения, поскольку слабой стороной в них является заказчик, который вынужден присоединяться к типовому договору с исполнителем. Допуская право на односторонний отказ заказчика от договора, законодатель защищает его, в то время как исполнитель защищен единственным прямо поименованным в законе основанием для расторжения.

Пункт 3 статьи 450 ГК РФ ориентирован на разрешенное поведение и содержит один из способов законного освобождения от договора. В статье 310 ГК РФ сформулировано общее правило, которому должно быть подчинено исполнение всякого (в том числе договорного) обязательства – «односторонний отказ недопустим, исключение составляют случаи, указанные в законе или в договоре, связанном с осуществлением предпринимательской деятельности». Все иные нормы, относящиеся к обязательствам, а также к договорам, должны это правило отражать. Именно поэтому Президиум ВАС РФ указал в Постановлении № 2551/12, что во всех случаях, когда право на одностороннее расторжение договора технологического присоединения не запрещено самим договором, следует применять положения статьи 310 ГК РФ.

Таким образом, из системного толкования положений статей 310, 450 ГК РФ, положений ФЗ «Об электроэнергетике», подзаконных нормативных актов и судебной практики следует вывод о том, что в отсутствие прямого запрета в договоре технологического присоединения на одностороннее расторжение его заказчиком, такое право у заказчика возникает в силу применения статьи 782 ГК РФ, что не нарушает права исполнителя и третьих лиц.

Вторым возможным способом расторжения договора для заказчика является предъявление иска о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

В соответствии со статьей 451 ГК РФ, существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Условия, при одновременном наличии которых договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны предусмотрены в пункте 2 статьи 451 ГК РФ.

В ситуации, когда договоры на технологическое присоединение заключаются заказчиками строительства объектов недвижимости в рамках целевой программы в субъекте РФ, существенным изменением условий может признаваться отмена такой целевой программы, что влечет за собой невозможность постройки недвижимости и исполнения договора.

Согласно части 2 статьи 451 ГК РФ, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно ряда поименованных условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В момент заключения договора стороны исходили из того, что по определенному адресу будет построен объект недвижимости, в котором будут размещены энергопринимающие устройства заказчика, и, таким образом, будут созданы все необходимые условия для оказания услуги исполнителем. Стороны основывались в своих правоотношениях на принятую в субъекте РФ целевую программу, условиями которой предусмотрена постройка такого объекта.

Прекращение целевой программы является обстоятельством, которое не зависит от воли ни одной из сторон договора и не может быть преодолено ими при всей степени заботливости и осмотрительности. Властное выражение воли органа исполнительной власти является его исключительным полномочием, которое не обусловлено действиями заказчика или исполнителя, не могло быть ими предусмотрено или спрогнозировано.

Исполнение заключенного договора с учетом того, что объект недвижимости после отмены целевой программы построен не будет, невозможно и, безусловно, нарушает соотношение имущественных интересов, поскольку заказчик при таких обстоятельствах фактически лишается возможности разместить свои энергопринимающие устройства для их дальнейшего подключения. Изменение обстоятельств, исключающих постройку помещения, существенным образом изменяет для обеих сторон указанные правоотношения, но прежде всего для заказчика, поскольку именно он утрачивает имущественный интерес в исполнении договора.

В частности, возможность применения положений статьи 451 Гражданского кодекса РФ при схожих с описанными фактических обстоятельствах исследовалась в следующих актах (не во всех из них суды пришли к выводу о возможности применения этих положений, так как в каждом отдельном случае исследовались конкретные обстоятельства): Определение судей Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.04.2013 г. № ВАС-3645/13, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.09.2014 г. по делу № А41−54527/2013, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.03.2014 г. по делу № А40167157/2012, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.10.2013 г. по делу № А56−62317/2012 и прочие.

Таким образом, при выборе предъявляемого иска и формулировке исковых требований следует учитывать фактические обстоятельства дела: наличие нормативного акта, обеспечивающего постройку объекта недвижимости, формулировку условий договора и переписку сторон. Представляется, что при наличии достаточных доказательств (совокупность которых описана выше) предъявленный иск о расторжении договора технологического присоединения и взыскании аванса может быть удовлетворен.

[1] Определение судей Высшего Арбитражного Суда РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 07.05.2013 г. № ВАС-5090/13, Определение судей Высшего Арбитражного Суда РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 19.03.2013 г. № ВАС-2402/13, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.05.2013 г. по делу № А41−23737/12, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.01.2013 г. по делу № А41−1163/12 и пр.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

19 сентября 2016 года Хорошевский районный суд г. Москвы в составе: Председательствующего судьи Вахмистровой И.Ю.

При секретаре Папенковой Е.С.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

дело № 2-5841/16 по

иску ПАО «МОЭСК» к Афанасьеву-Павлову А.Г. о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения,

Истец обратился в суд с иском к ответчику о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения. Ссылается на то, что сСогласно части 1 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом, и носит однократный характер. Указанный договор является публичным.

Правила технологического присоединения определяют порядок и процедуру технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, а также требования к выдаче технических условий.

В соответствии п.3 Правил технологического присоединения экергопринимающих устройств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 г. № 861 (далее — Правила), сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению, независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения, заключив договор с лицами, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности, а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.

Технологическое присоединение в соответствии с законодательством оуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом.

Договор технологического присоединения является публичным договором в силу закона.

Афанасьев-Павлов А.Г. обратился в Западные электрические сети — филиал ОАО «МОЭСК» (в настоящее время именуемого ПАО «МОЭСК») с заявкой об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств, расположенных по адресу. кадастровый номер.

Учитывая требования указанной нормы Правил и публичный характер договора, на основании поданной в Западные электрические сети — филиал ПАО «МОЭСК» заявки, между истцом и ответчиком заключен договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям №.

Согласно договору об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям №.. и техническим условиями.. (приложение № 1 к Договору) сетевая организация принимает на себя обязанность по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителя: жилой дом (максимальная мощность -.. кВт, категория надежности — третья, класс — спряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение -.. кВ, точка присоединения — опора.. балансовая принадлежность. в том числе согласовать технологическое присоединение энергопринимающих устройств Заказчика с ТСЗУ «Толстиково» по сетям..

Опосредованное технологическое присоединение, через принадлежащие ТСЗУ «Толстиково» сети. обосновано тем, что земельный участок Афанасьева- Павлова А.Г. фактически расположен в границах ТСЗУ «Толстиково», при этом последним на территории ТСЗЦ «Толстиково» создана инфраструктура, в том числе сети электропередачи.

В ходе реализации исполнения Договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям, ПАО «МОЭСК» направило Председателю Правления ТСЗУ «Толстиково» письмо.. с просьбой рассмотреть вопрос о согласовании технологического присоединения энергопринимающих устройств гр. Афанасьева- Павлова А.Г. мощностью.. кВт по сетям. Письмом. вх. №.. «Толстиково» в данном согласовании было отказано.

В связи с отказом согласовать технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих ответчику, ПАО «МОЭСК» обратилось в Арбитражный суд с исковыми требованиями к ТСЗУ «Толстиково» о согласовании технологического присоединение энергопринимающих устройств Афанасьева-Павлова А.Г. по сетям.. (балансовая принадлежность..

«Толстиково») ф. «Ананово».. «Пернатово»).

Решением Арбитражного суда Московской области.. по делу.. в удовлетворении исковых требований отказано. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда..решение Арбитражного суда Московской области … оставлено без изменения.

Исполнение договора об осуществлении технологического присоединения №.. в соответствии с Техническими условиями..не представляется возможным независимо от воли сторон договора. Учитывая невозможность исполнения Договора, ПАО «МОЭСК» направило Афанасьеву-Павлову А.Г. письмо..с предложением расторгнуть договор и соглашение о расторжении Договора. По состоянию на..ответа на указанное письмо ПАО «МОЭСК» не получило. Устно гр. Афанасьеву-Павлову А.Г. было предложено изменить условия Договора, в том числе: Технические условия, согласно которым ПАО «МОЭСК» осуществляет строительство объектов электросетевого хозяйства; размер платы за технологическое присоединение, установленное в соответствии с Распоряжением Комитета по ценам и тарифам Московской области Однако ответчик отказался заключить дополнительное соглашение к Договору на таких условиях.

В связи с изложенным истец просил суд расторгнуть договор , взыскать с ответчика расходы по госпошлине.

В судебном заседании представитель истца заявленные требования поддержала. Пояснила, что ПАО «МОЭСК» не могло предвидеть отказ ТСЗУ «Толстиково» в согласовании технологического присоединения. На момент заключения договора о необходимости согласования истцу было известно. Истцу предложили альтернативное подключение, но ближайшие сети находятся в 500м от его участка, цена подключения иная. От изменения договора ответчик отказался путём неподписания соглашения. Ответчик устно отказывался подписать договор.

Ответчик с иском не согласился, пояснил, что истец обратился к нему с предложением изменить договор и сразу же обратился в суд за его расторжением. Задолженности перед ТСЗУ у него нет. Истец направил письмо в ТСЗУ о согласовании подключения спустя год после заключения договора.

Никаких разъяснений по соглашению об изменении договора он от истца получить не смог. Дополнительное соглашение ему подписать не предлагали. На приём он записаться не мог. Проект технологического присоединения ему истец не представил.

Представитель 3-го лица в судебное заседание не явился.

Заслушав стороны, проверив материалы дела, суд приходит к следующему.

Судом устанвлено, что Афанасьев-Павлов А.Г. обратился в Западные электрические сети — филиал ОАО «МОЭСК» (в настоящее время именуемого ПАО «МОЭСК») с заявкой об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств, расположенных по адресу.

Между истцом и ответчиком заключен договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям №..

Согласно договору об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям №.. и техническим условиями..(приложение № 1 к Договору) сетевая организация принимает на себя обязанность по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителя: жилой дом (максимальная мощность -. категория надежности — третья, класс — спряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение -. точка присоединения — опора.. балансовая принадлежность.. «Толстиково») ф.

«Ананово».. «Пернатово»), в том числе согласовать технологическое присоединение энергопринимающих устройств Заказчика с ТСЗУ «Толстиково» по сетям..

Опосредованное технологическое присоединение, через принадлежащие ТСЗУ «Толстиково» сети. обосновано тем, что земельный участок Афанасьева- Павлова А.Г. фактически расположен в границах ТСЗУ «Толстиково», при этом последним на территории ТСЗЦ «Толстиково» создана инфраструктура, в том числе сети электропередачи.

В ходе реализации исполнения Договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям, ПАО «МОЭСК» направило Председателю Правления ТСЗУ «Толстиково» письмо … с просьбой рассмотреть вопрос о согласовании технологического присоединения энергопринимающих устройств гр. Афанасьева- Павлова А.Г. мощностью.. кВт по сетям.. кВ. Письмом.. «Толстиково» в данном согласовании было отказано.

В связи с отказом согласовать технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих Ответчику, ПАО «МОЭСК» обратилось в Арбитражный суд с исковыми требованиями к ТСЗУ «Толстиково» о согласовании технологического присоединение энергопринимающих устройств гр.

Афанасьева-Павлова А.Г. по сетям.. (балансовая принадлежность … Решением Арбитражного суда Московской области.. по делу.. в удовлетворении исковых требований отказано. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда.. решение Арбитражного суда Московской области от.. оставлено без изменения.

ПАО «МОЭСК» направило Афанасьеву-Павлову А.Г. письмо..с предложением расторгнуть договор и соглашение о расторжении Договора. По состоянию на..ответа на указанное письмо ПАО «МОЭСК» не получило. (л.д. 7-30).

Согласно ст. 450 ГК РФ Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Согласно ст. 451 ГК РФ Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: 1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; 2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; 3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; 4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Оснований для расторжения договора суд не находит.

Согласно п. 3 ПРАВИЛ НЕДИСКРИМИНАЦИОННОГО ДОСТУПА К УСЛУГАМ ПО ПЕРЕДАЧЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ И ОКАЗАНИЯ ЭТИХ УСЛУГ, утверждённых постановлением Правительства РФ от 27.12.2004г. № 861 — Сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им настоящих Правил и наличии технической возможности технологического присоединения.

Независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 настоящих Правил, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании (далее — заявка), а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.

Подпунктом «г» п. 25.1 Правил предусмотрено, что следующим образом регулируется распределение обязанностей между сторонами по исполнению технических условий (мероприятия по технологическому присоединению в пределах границ участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, осуществляются заявителем, а мероприятия по технологическому присоединению до границы участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, включая урегулирование отношений с иными лицами, осуществляются сетевой организацией).

ПАО «МОЭСК» при заключении договора обладал сведениями, необходимыми для реализации обязанностей по договору присоединения, заключённого соответчиком, о необходимости присоединения к электрическим сетям ТСЗУ «Толстиково». Следовательно, при заключении договора истец должен был предполагать возможность отказа ТСЗУ «Толстиково» в технологическом присоедини к его электросетям для исполнения договора с ответчиком.

Согласно п. 30 вышеуказанных Правил В случае если у сетевой организации отсутствует техническая возможность технологического присоединения энергопринимающих устройств, указанных в заявке, технологическое присоединение осуществляется по индивидуальному проекту в порядке, установленном настоящими Правилами, с учетом особенностей, установленных настоящим раз

Согласно п. 28 и п. 29 вышеуказанных Правил Критериями наличия

технической возможности технологического присоединения являются: сохранение условий электроснабжения (установленной категории надежности электроснабжения и сохранения качества электроэнергии) для прочих потребителей, энергопринимающие установки которых на момент подачи заявки заявителя присоединены к электрическим сетям сетевой организации или смежных сетевых организаций; отсутствие ограничений на максимальную мощность в объектах электросетевого хозяйства, к которым надлежит произвести технологическое присоединение; отсутствие необходимости реконструкции или расширения (сооружения новых) объектов электросетевого хозяйства смежных сетевых организаций либо строительства (реконструкции) генерирующих объектов для удовлетворения потребности заявителя.

В случае несоблюдения любого из указанных в пункте 28 настоящих Правил критериев считается, что техническая возможность технологического присоединения отсутствует.

Согласно абз. 15 ст. 26 ФЗ «Об электроэнергетике» По договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, в том числе мероприятий по разработке и в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, согласованию с системным оператором технических условий, обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики).

Между тем, из материалов дела усматривается, что, получив отказ ТСЗУ «Толстиково», истец не принял мер к рассмотрению возможности технологического присоединения участка ответчика иным способом, в том числе по индивидуальному проекту.

Ссылки представителя истца на отказ ответчика заключить соглашение об изменении договора на технологическое присоединение ничем объективно не подтверждены.

Из материалов дела следует, что истцу было направлено соглашение о расторжении договора (л.д. 28-29). Доказательств вручения истцу данного уведомления истец суду не представил. Вместе с тем истец направил ответчику дополнительное соглашение к договору об осуществлении технологического присоединения. и технические условия. Ответчик. обратился в ПАО «МОЭСК» с заявлением о разъяснении порядка ценообразования и положений технических условий (л.д. 51-58, 62).

Согласно ст. 420 и ст. 421 ГК РФ Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Не дав ответчику разъяснений, поставленных в заявлении, истец обратился в суд с данным иском, при этом только направив ответчику ответ на его заявление (л.д. 59-61).

Суд учитывает, что ответчик, будучи стороной договора, вправе предложить истцу отличные от его условий заключения соглашения об изменении договора. Кроме того. Суд учитывает, что, направляя ответчику соглашение об изменении договора, истец тем самым признал наличие технической возможности технологического присоединения.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Истцом не приведены доказательства отказа ответчика от изменения договора, а также доказательства отсутствия технической возможности технологического присоединения электросетей по индивидуальному проекту, разработанному для ответчика.

Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что истцом не представлено доказательств наличия совокупности оснований для расторжения договора, указанных в ст. 451 ГК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

В удовлетворении иска ПАО «МОЭСК» отказать.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через районный суд в течение одного месяца со дня его изготовления в окончательной форме.

Судья И.Ю. Вахмистрова.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Истец ЗАО «Торгово-финансовый дом «Брок-Инвест-Сервис и К», обратился в суд с иском к ответчикам ИП Коломеец О.Н., Коломеец А.Д. в вышеуказанной формулировке. В обоснование заявленных требований пояснил, что.. между ЗАО «Торгово-финансовый дом «Бр.

Синицына А.Е., согласно уточненным требованиям, обратилась в суд к АО «Тинькофф Банк» о признании условия договора кредитной карты недействительным, применении последствий недействительности сделки, компенсации морального вреда. В обоснование свои.

27
октября

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector