Разъяснения президиума фас россии

На официальном сайте ФАС России для публичного обсуждения представлен доклад о результатах антимонопольной правоприменительной практики. В нем содержатся разъяснения по поводу вертикальных соглашений, картелей, установления монопольно высоких и низких цен, а также других вопросов, связанных с антимонопольным регулированием.

Доклад ФАС России состоит из нескольких частей. В первой речь идет о последних поправках в антимонопольное законодательстве, включая так называемый «четвертый антимонопольный пакет» (Федеральный закон от 05.10.2015 № 275-ФЗ). В следующей части представлены разъяснения Президиума ФАС России. Затем идут обзор решений Апелляционной коллегии ФАС России, а также комментарии по вопросам, возникающим при пересмотре коллегиальными органами ФАС России решений и предписаний территориальных органов ФАС России. Рассказываем о некоторых наиболее значимых разъяснениях Президиума ФАС России.

Монопольно высокие и низкие цены

В докладе подробно описано, как антимонопольные органы определяют, что установлена монопольно высокая или монопольно низкая цена. Для этого используются два метода: затратный метод и метод сопоставимых рынков. В первую очередь рассматривается метод сопоставимых рынков. Так, цена не признается монопольно низкой ценой товара в случае, если она не ниже цены, которая сформировалась в условиях конкуренции на сопоставимом товарном рынке (п. 2 ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», далее — Закон о защите конкуренции). При применении метода сопоставимых рынков необходимо рассматривать такой рынок, который будет сопоставим по составу покупателей или продавцов товара, условиям обращения товара, условиям доступа на товарный рынок, государственному регулированию, включая налогообложение и таможенно-тарифное регулирование.

Установление монопольно высокой (низкой) цены с использованием одного лишь затратного метода возможно при условии отсутствия сопоставимого товарного рынка, на котором цена товара формируется в условиях конкуренции. При использовании затратного метода анализируют:

расходы, необходимые для производства и реализации товара;

прибыль от реализации товара;

данные о превышении фактической рентабельности над нормативными показателями рентабельности (в случае рассмотрения цены в качестве монопольно низкой — данные о занижении фактической рентабельности над нормативными показателями рентабельности) для тех рынков, где уровень рентабельности установлен нормативно.

В то же время, например, краткосрочное увеличение хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение, цены на товар, обусловленное резким увеличением спроса на такой товар, не может быть квалифицировано как установление монопольно высокой цены, только если такое увеличение спроса не является следствием действий хозяйствующих субъектов, подпадающих под запреты, предусмотренные антимонопольным законодательством.

Компания получила в 2012 г. дополнительный доход в размере 871 300 руб. за счет завышения стоимости услуг по отгрузке и отправке зерна. Таким образом в этот период стоимость услуг по отгрузке зерна увеличилась на 6,2%. Антимонопольный орган признал эту стоимость монопольно высокой ценой. Вывод был сделан на основании того, что в себестоимость оказываемых услуг компания включила расходы, не связанные с отгрузкой зерна интервенционного фонда. Еще имелись несоответствия фактических затрат при расчете расходов на фитосанитарный сертификат исходя из объема отгруженного зерна, а также несоответствие их данным первичных документов бухгалтерского учета.

«Вертикальные» соглашения

Президиум ФАС России также напомнил, что включение в «вертикальное» соглашение, например, условия о минимальных либо фиксированных для реализации соответствующего товара ценах может рассматриваться в качестве нарушения п. 1 ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции при условии, что доля хотя бы одного из хозяйствующих субъектов, участвующих в соглашении, на товарном рынке товара, являющегося предметом данного соглашения, превышает 20%.

В целях реализации оборудования для прачечных и химчисток, в том числе промышленных стиральных и стирально-отжимных машин, на территории РФ в период с 2010 по 2012 гг. компания заключила дилерские соглашения с 30 хозяйствующими субъектами. Во всех дилерских договорах в разделе «Обязанности дилеров» содержались следующие условия: «Отпускная цена у дилера должна быть выше, чем в прайс-листе продавца, на сумму расходов по транспортировке товара»; «Снижение цены от прайс-листа завода допускается только при наличии конкуренции со стороны поставщиков импортного оборудования с обязательным предварительным согласованием с продавцом». А в случае нарушения этих пунктов компания могла в одностороннем порядке «пересмотреть условия договора и размер скидки в сторону уменьшения со следующей поставки». При повторном нарушении она имела право расторгнуть дилерский договор в одностороннем порядке. В качестве нарушений ФАС России указала на выявленный факт участия компании и ее дилеров в запрещенном «вертикальном» соглашении, которое привело или могло привести к установлению минимальной цены перепродажи технологического оборудования для промышленной стирки белья, в том числе промышленных стиральных и стирально-отжимных машин, а также к ограничению конкуренции на соответствующем рынке. В связи с этим все организации привлекли к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ. Суды, включая Верховный суд РФ, согласились с позицией антимонопольного органа.

Определение ВС РФ от 06.11.2015 № 305-АД15-13674 по делу № А40-181711/2013

В тоже время в качестве допустимых «вертикальных» соглашений могут быть признаны дилерские соглашения между автопроизводителями/автодистрибьюторами и официальными дилерами, отвечающие всем положениям Кодекса поведения, регулирующего отдельные аспекты взаимоотношений между автопроизводителями/автодистрибьюторами, официальными дилерами и независимыми сервисными станциями в автомобильном секторе, разработанного Комитетом автопроизводителей Ассоциации европейского бизнеса и согласованного с ФАС России. Например, в соответствии с п. 7 этого Кодекса поведения участникам не следует устанавливать для официальных дилеров фиксированные цены перепродажи на реализуемую автомобильную продукцию, а также стоимость нормо-часа при выполнении негарантийного ремонта. Исключением являются лишь случаи установления максимальных цен перепродажи.

Еще допускаются «вертикальные» соглашения в письменной форме (за исключением «вертикальных» соглашений между финансовыми организациями), если эти соглашения являются договорами коммерческой концессии (ч. 1 ст. 12 Закона о защите конкуренции).

Доказывание картеля

При доказывании антиконкурентных соглашений и согласованных действий могут использоваться прямые и косвенные доказательства.

Прямыми доказательствами наличия антиконкурентного соглашения могут быть письменные доказательства, содержащие волю лиц, направленную на достижение соглашения: непосредственно соглашения; договоры в письменной форме; протоколы совещаний (собраний); переписка участников соглашения, в том числе в электронном виде.

К косвенным доказательствам обычно относят:

отсутствие экономического обоснования поведения одного из участников соглашения, создающего преимущества для другого участника соглашения, не соответствующего цели осуществления предпринимательской деятельности — получению прибыли;

заключение договора поставки (субподряда) победителем торгов с одним из участников торгов, отказавшимся от активных действий на самих торгах;

использование участниками торгов одного и того же IP-адреса (учетной записи) при подаче заявок и участии в электронных торгах;

фактическое расположение участников соглашения по одному и тому же адресу;

оформление сертификатов электронных цифровых подписей на одно и то же физическое лицо;

формирование документов для участия в торгах разных хозяйствующих субъектов одним и тем же лицом;

наличие взаиморасчетов между участниками соглашения, свидетельствующее о взаимной заинтересованности в результате реализации соглашения.

В одном деле об оспаривании решения антимонопольного органа суд указал, что для констатации антиконкурентного соглашения необходимо проанализировать ряд косвенных доказательств, сопоставив каждое из них с другими и не обременяя процесс доказывания обязательным поиском хотя бы одного прямого доказательства. По итогам доказывания совокупность косвенных признаков соглашения или согласованных действий (при отсутствии доказательств обратного) может сыграть решающую роль.

Постановление АС Северо-Западного округа от 23.04.2015 № Ф07-1312/2015 по делу № А42-2564/2014

Рекомендации при внедрении правил торговой практики

ФАС России включила в доклад рекомендации о том, что могут предусматривать правила торговой практики.

Во-первых, процесс отбора контрагентов. Этот процесс нужно детально изложить, с раскрытием всех возможных стадий рассмотрения заявок о сотрудничестве (о заключении договора), раскрытием информации о лицах (должностях), которые влияют на принятие решений, принимают решения, входят в комиссию по рассмотрению заявок (при наличии), о предельном сроке рассмотрения таких заявок, о сроках рассмотрения заявок на каждой стадии проверки, о возможности продления сроков проверки на каждой стадии с обоснованием возможных причин.

Во-вторых, процесс работы с контрагентами, а также коммерческие условия, включающие объемы поставок, ассортимент товаров, условия формирования цены, условия оплаты, условия предоставления скидок и премий.

В-третьих, порядок и исчерпывающий перечень оснований прекращения работы хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, и иные положения.

В-четвертых, порядок делопроизводства хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, отражающий указанные процессы работы с контрагентами.

С 10 января 2016 года вступил в силу «четвертый антимонопольный пакет». Согласно изменениям статьи 23 Закона о защите конкуренции в ФАС России сформированы коллегиальные органы, которые рассматривают материалы изучения и обобщения практики применения антимонопольными органами антимонопольного законодательства и дают разъяснения по вопросам практики применения антимонопольного законодательства (Президиум ФАС России) и пересматривают решения и (или) предписания территориальных антимонопольных органов в случае, если они нарушают единообразие в применении норм антимонопольного законодательства (Президиум ФАС России и Апелляционная коллегия ФАС России).

А. В 2016 году Президиумом ФАС России утверждены следующие разъяснения:

1) Разъяснение № 1 Президиума ФАС России «Определение монопольно высокой и монопольно низкой цены товара»(утв. Протоколом Президиума ФАС России от 10.02.2016 № 2).

Основные выводы, содержащиеся в данном разъяснении:

— Оценку цены товара на предмет того, является ли она монопольно высокой или низкой, необходимо начинать с установления наличия сопоставимых конкурентных рынков и установления цены товара на таких сопоставимых рынках.

— При применении метода сопоставимых рынков необходимо рассматривать такой рынок, который будет сопоставим по составу покупателей или продавцов товара, условиям обращения товара, условиям доступа на товарный рынок, государственному регулированию, включая налогообложение и таможенно-тарифное регулирование. При этом такой рынок должен находиться в состоянии конкуренции.

— Установление наличия сопоставимого конкурентного рынка осуществляется антимонопольным органом с учетом сведений, представленных лицами, участвующими в деле.

2) Разъяснение № 2 Президиума ФАС России «Вертикальные соглашения, в том числе дилерские соглашения» (утв. протоколом Президиума ФАС России от 17.02.2016 № 3).

Разъяснение № 2 содержит следующие выводы:

Читайте также:  Какие постройки надо регистрировать на дачном участке

— Гражданско-правовые договоры или соглашения, которые не предусматривают передачу товара от одного лица другому, не могут рассматриваться в качестве вертикальных соглашений.

— Если агент заключает от имени принципала договор поставки товара или договор купли-продажи, а не агентский договор, то такой договор будет являться «вертикальным» соглашением.

— Освобождение от запретов, установленных статьей 11 Закона о защите конкуренции, соглашений между хозяйствующими субъектами, входящими в одну группу лиц, если одним из таких субъектов в отношении другого установлен контроль либо если такие субъекты находятся под контролем одного лица (часть 8 статьи 11 Закона о защите конкуренции), не исключает возможность применения в отношении «вертикальных» соглашений иных антимонопольных ограничений.

3) Разъяснение № 3 Президиума ФАС России «Доказывание недопустимых соглашений (в том числе картелей) и согласованных действий на товарных рынках, в том числе на торгах» (утв. Протоколом Президиума ФАС России от 17.02.2016 № 3).

Выводы, указанные в разъяснениях Президиума № 3:

— При доказывании антиконкурентных соглашений и согласованных действий могут использоваться прямые и косвенные доказательства;

— Факт заключения антиконкурентного соглашения может быть установлен как на основании прямых доказательств так и совокупности косвенных доказательств. Таким образом, суд и антимонопольный орган не обязан утруждать себя поиском прямых доказательств, при наличии совокупности косвенных доказательств, свидетельствующих о наличии недопустимых ограничивающих конкуренцию соглашений и согласованных действий;

— При оформлении доказательств по делу о нарушении антимонопольного законодательства следует иметь в виду, что в качестве таковых не обязательно могут быть только оригиналы соответствующих документов;

— Непредставление подлинных документов, подтверждающих совершение запрещенных действий, и (или) надлежащим образом заверенных копий не может быть само по себе основанием для вывода о недоказанности их совершения;

— Проверка может быть проведена не только в рамках возбужденного дела о нарушении антимонопольного законодательства, но и до его возбуждения;

— Протокол осмотра, составленный в ходе проверки, также является доказательством по делу о нарушении антимонопольного законодательства.

4) Разъяснение № 4 Президиума ФАС России «Соглашения в инновационных и высокотехнологичных сферах деятельности» (утв. Протоколом ФАС России от 17.02.2016 № 3).

Данное разъяснение содержит следующие общие исключения:

1) соглашения в инновационных или высокотехнологичных сферах деятельности могут быть признаны антимонопольным органом допустимыми при обязательном установлении условий и достижении (возможности достижения) результатов, указанных в части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, в совокупности;

2) «вертикальные» соглашения в инновационных или высокотехнологичных сферах могут быть признаны допустимыми также в случаях соответствия их условиям, установленным статьей 12 Закона о защите конкуренции – в случае, если доля каждого из участвующего в соглашении хозяйствующего субъекта на товарном рынке товара, являющегося предметом «вертикального» соглашения, не превышает 20% (часть 2 статьи 12 Закона о защите конкуренции).

5) Разъяснение № 5 Президиума ФАС России «Оценка допустимости способов ведения бизнеса субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке» (утв. Протоколом Президиума ФАС России от 24.02.2016 № 4).

Содержит следующие основные положения:

— Действия хозяйствующих субъектов, предусмотренные пунктами 4, 8, 9, 11 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, а также иные действия, прямо не поименованные в ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, могут быть признаны допустимыми, если в отношении них выполняются условия, установленные ч. 1 ст. 13 Закона о защите конкуренции.

— Действия хозяйствующих субъектов являются допустимыми, если обязанность их совершения прямо предусмотрена федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, Правительства РФ, уполномоченных ФОИВов или судебными актами.

— При совершении действий хозяйствующими субъектами в рамках Правил недискриминационного доступа, такие действия могут быть признаны антимонопольными органом допустимыми.

— Действия хозяйствующего субъекта, прямо предусмотренные Правилами торговой практики, одобренными антимонопольным органом, не могут быть признаны нарушением антимонопольного законодательства.

6) Разъяснение № 6 Президиума ФАС России «Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства» (утв. Протоколом Президиума ФАС России от 25.05.2016 № 7).

Для взыскания убытков с нарушителя антимонопольного законодательства истец должен доказать:

— Факт нарушения антимонопольного законодательства.

— Факт наличия убытков (включая их величину).

— Причинно-следственную связь между нарушением антимонопольного законодательства и причиненными убытками.

Отсутствие доказательств хотя бы по одному из названных обстоятельств может привести к отказу в удовлетворении иска.

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. При этом в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.

7) Разъяснение № 7 Президиума ФАС России «Порядок применения Закона о защите конкуренции с учетом Правил технологического присоединения, Правил недискриминационного доступа, Правил подключения и законодательства о теплоснабжении» (утв. Протоколом Президиума ФАС России от 30.11.2016 № 15).

Статья 9.21 КоАП устанавливает административную ответственность за нарушение субъектом естественной монополии правил (порядка обеспечения) недискриминационного доступа или установленного порядка подключения (технологического присоединения) к магистральным нефтепроводам и (или) магистральным нефтепродуктопроводам, электрическим сетям, тепловым сетям, газораспределительным сетям или централизованным системам горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и водоотведения, а также за нарушение собственником или иным законным владельцем объекта электросетевого хозяйства правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, либо препятствование собственником или иным законным владельцем водопроводных и (или) канализационных сетей транспортировке сточных вод по их канализационным сетям.

Со вступлением в силу Закона № 250-ФЗ нормам статьи 9.21 КоАП был придан специальный по отношениям к нормам статьи 14.31 КоАП характер.

Анализ судебной практики показал, что разъяснения Президиума ФАС России приобрели статус правоприменительной практики, подлежащей учету не только хозяйствующими субъектами, но и судами.

Б. Апелляционная коллегия ФАС России при принятии решений по результатам рассмотрения жалоб на решения и (или) предписания территориальных органов также использует разъяснения Президиума ФАС России.

В 2016 году в ФАС России было подано 60 жалоб на решения и (или) предписания территориальных органов ФАС России.

Возвращено заявителям – 28 жалоб, в связи с нарушением сроков обжалования решения и (или) предписания территориального органа ФАС России.

По итогам рассмотрения жалоб коллегиальным органом приняты следующие решения:

— 19 жалоб оставлены без удовлетворения;

— 6 решений территориальных органов ФАС России отменено;

— 3 решения изменены.

В 2016 году Президиумом ФАС России было вынесено два решения по результатам рассмотрения жалоб на решения и (или) предписания территориальных органов.

Практикообразующим является решение Президиума ФАС России по жалобе ООО «Башкирская лифтовая компания» на решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан,в соответствии с которым Министерство жилищно — коммунального хозяйства Республики Башкортостан, три управляющие компании г. Уфы и ООО «Башкирская лифтовая компания» признаны нарушившими пункт 4 статьи 16 Закона о защите конкуренции в части совершения действий, выразившихся в заключении соглашения, которое приводит к устранению с рынка комплексного обслуживания лифтов в г. Уфа ООО «Уфа Лифт Плюс».

В решении Башкортостанского УФАС России сделан вывод о том, что в результате заключения антиконкурентного соглашения, заключенного между Министерством жилищно-коммунального хозяйства Республики Башкортостан, тремя управляющими компаниями, ООО «УфаЛифт» и ООО «Башкирская лифтовая компания» ООО «Уфа Лифт Плюс» было фактически вытеснено с рынка услуг по комплексному обслуживанию лифтов в г. Уфа. Этому способствовали односторонние отказы от исполнения договоров на комплексное обслуживание лифтов, направленные в адрес ООО «Уфа Лифт Плюс» от управляющих компаний.

В рамках данного дела Президиумом ФАС России были сформулированы следующие выводы:

1) Доказывать факт реального исполнения соглашения при возбуждении дела по статье 16 Закона о защите конкуренции не требуется, поскольку нарушение состоит в достижении участниками определенной договоренности, которая приводит или может привести к последствиям, перечисленным в статье 16 Закона о защите конкуренции;

2) Аудиозапись, сделанная заявителем, может выступать надлежащим доказательством в совокупности и наряду с другими доказательствами по делу (объяснения лиц, материалы прокуратуры).

Кроме того, решение Башкортостанского УФАС России было также обжаловано в суд.

Арбитражный суд Республики Башкортостан отменил решение Башкортостанского УФАС России.

Суды апелляционной и кассационной инстанций отменили решение Арбитражного суда Республики Башкортостан, признав решение Башкортостанского УФАС России законным и обоснованным, фактически изложив в своем решении позицию Президиума ФАС России, указанную в решении.

Не менее важным является решение Президиума ФАС России по жалобе ГУП МО «Мособлгаз» на решение Управления Федеральной антимонопольной службы по г. Москве, которым в действиях ГУП МО «Мособлгаз» установлен факт нарушения пункта 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, выразившийся в злоупотреблении доминирующим положением на рынке оказания услуг по транспортировке природного газа по трубопроводам (газораспределительным сетям) путем нарушения порядка ценообразования при осуществлении подключения (технологического присоединения) потребителей к газораспределительным сетям.

В ходе рассмотрения жалобы ГУП МО «Мособлгаз» было установлено следующее.

Дело о нарушении антимонопольного законодательства возбуждено Московским УФАС России по заявлениям граждан. ГУП МО «Мособлгаз» направило проекты договоров без указания платы за подключение, утвержденной РЭК Москвы, указанным конкретным Потребителям.

В рамках данного дела Президиумом ФАС России был сформулирован следующий вывод.

Нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования может являться злоупотреблением доминирующим положением, запрещенным пунктом 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, в тех случаях, когда оно приводит или может привести к: недопущению, ограничению, устранению конкуренции и (или) ущемлению интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей.

Дело, рассмотренное по конкретным заявлениям и фактам направления конкретных договоров в адрес определенного круга потребителей, а также конкретные относительные правоотношения, возникшие из договоров, указывают на определенность круга лиц независимо от количества затронутых субъектов.

С сфере энергоснабжения необходимо указатьрешение Апелляционной коллегии ФАС России по жалобе ПАО «ТНС энерго Ростов-на-Дону» на решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области, которым ПАО «ТНС энерго Ростов-на-Дону» признано нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в результате ограничения поставки электроэнергии потребителям из-за задолженности по оплате электроэнергии, образовавшейся вследствие неправомерного выставления ПАО «ТНС энерго Ростов-на-Дону» данным потребителям объема электроэнергии, потребленной на общедомовые нужды.

Читайте также:  Право на проживание в семье

По итогам рассмотрения жалобы Апелляционной коллегией ФАС России в решении сформулированы следующие выводы:

1) ПАО «ТНС энерго Ростов-на-Дону» занимает доминирующее положение на рынке услуг по реализации электрической энергии в границах Ростовской области, соответственно на деятельность общества на рынке услуг по реализации электрической энергии распространяются ограничения, установленные частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции;

2) Возможность прямой оплаты жильцами многоквартирного жилого дома ресурсоснабжающим организациям коммунальных услуг, потребляемых при использовании общего имущества в таких домах, за исключением случая осуществления собственниками помещений дома непосредственного управления таким домом (часть 8 статьи 155 ЖК РФ), а также в результате принятия решения общим собранием лиц, проживающих в многоквартирном жилом доме вносить плату за все или некоторые коммунальные услуги ресурсоснабжающим организациям (часть 7.1 статьи 155 ЖК РФ), не предусмотрена законом.

Кроме того, решение Ростовского УФАС России было также обжаловано в Арбитражный суд Ростовской области.

Решением АС Ростовской области решение Ростовского УФАС России признано незаконным.

Постановлением 15 ААС решение Арбитражного суда Ростовской области отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Также необходимо выделить решение Апелляционной коллегии ФАС России по итогам рассмотрения жалобы Зюзько М.Б. на решение Псковского УФАС России.

Решением Псковского УФАС России Зюзько М.Б. был признан нарушившим пункт 1, 2 части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции путем заключения соглашения между организатором торгов Кучеровым Д.В. и участником этих торгов при проведении публичного предложения продавца, что привело к ограничению конкуренции и созданию преимущественных условий для участника торгов путем доступа к информации.

Апелляционной коллегии ФАС России в решении сделаны следующие выводы:

При оценке заявок для допуска к участию в торгах по продаже имущества предприятия–банкрота конкурсный управляющий, в случае если он является организатором торгов, должен оценить поступившие заявки от участников торгов на предмет нахождения их в группе лиц с предприятием-банкротом по основаниям, указанным в части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции.

Допуск к участию в торгах лица, входящего в одну группу лиц с организатором торгов, в нарушение статьи 110 Закона о банкротстве, свидетельствует о создании преимущественных условий при проведении торгов, что является нарушением пункта 2 части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции.

Кроме того, Решение Псковского УФАС России было также обжаловано в Арбитражный суд Псковской области.

Решением Псковского УФАС России в удовлетворении требований Зюзько М.Б. о признании незаконным решения Псковского УФАС России, в том числе в редакции решения Федеральной антимонопольной службы, отказано.

Следующее Решение Апелляционной коллегии было принято с учетом разъяснений Президиума ФАС России «Доказывание недопустимых соглашений (в том числе картелей) и согласованных действий на товарных рынках, в том числе на торгах», утвержденными протоколом Президиума ФАС России от 17.02.2016 № 3.

Доказательствами заключения антиконкурентного соглашения является совокупность следующих косвенных доказательств:

1) идентичность заявок участников;

2) наличие у участников торгов договорных отношений (заключение договоров займа до проведения торгов, сумма которого соизмерима по размеру с обеспечением заявки на участие в торгах);

3) поведение ответчиков, выразившееся в фактическом отсутствии конкурентной борьбы между допущенными участниками торгов при участии в закупочной процедуре;

4) экономическая целесообразность снижения цены участниками в целях победы на торгах, установленная территориальным органом в рамках рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

К указанным выводам Апелляционная коллегия ФАС России пришла по итогам рассмотрения жалобы ООО «Уренгойдорстрой» на решение Пермского УФАС.

Решение Пермского УФАС России, а также решение Апелляционной коллегии ФАС России были обжалованы в Арбитражный суд города Москвы. Решением АС города Москвы в удовлетворении заявленных требований отказано полностью.

Следующим важным решением Апелляционной коллегии ФАС России является решение, принятое по результатам рассмотрения жалобы ООО «Нестле Россия» на решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Самарской области.

По итогам рассмотрения жалобы Апелляционная коллегия ФАС России пришла к следующим практикообразующим выводам:

Статьей 4 Федерального закона от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» железнодорожные перевозки отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

Хозяйствующий субъект не может быть признан субъектом естественной монополии, если:

1) между Ветвевладельцем и Контрагентом заключен договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования;

2) услуги по подаче, уборке, перемещению вагонов, аренде подъездных железнодорожных путей, не являлись предметом договора;

3) в материалах дела отсутствуют документальные доказательства, указывающие на факт оказания услуг железнодорожных перевозок, отнесенных к сфере деятельности железнодорожных перевозок.

Положение хозяйствующего субъекта не может быть признано доминирующим, если его учредителями (участниками) являются физические лица, выручка от осуществляемой им предпринимательской деятельности не превышает 400 млн. руб. При этом в группу лиц с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции, он не входит и не является субъектом естественной монополии в понимании Закона о защите конкуренции.

  • О компании
  • Пресс-центр
  • Карьера
  • Контакты
  • Кабинет клиента
  • ENG
  • РУС
  • FIN
  • Главная
  • Пресс-центр
  • Публикации
  • Президиум ФАС России уполномочен разъяснить

Информация и связи

Президиум ФАС России уполномочен разъяснить

  • Услуга: Антимонопольное законодательство
  • Дата: 19.05.2017

5 января 2016 года вступил в силу Федеральный закон № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», так называемый «4-й антимонопольный пакет».

Одной из самых интересных новелл, с точки зрения развития и повышения эффективности антимонопольного регулирования, явилось создание в ФАС России коллегиального органа (Президиум ФАС России). К компетенции Президиума относится подготовка разъяснений по вопросам применения антимонопольной практики и пересмотр решений и предписаний территориальных антимонопольных органов. Создание Президиума ФАС России в-первую очередь призвано способствовать обеспечению единообразия практики применения антимонопольного законодательства, а также правовой определенности и предсказуемости в правоприменении.

Спустя год после создания коллегиального органа Президиум ФАС России принял ряд значимых разъяснений, обозначивших общие подходы к толкованию положений антимонопольного законодательства. Предлагаем Вам ознакомится с правовыми позициями, изложенными в данных разъяснениях.

Разъяснение № 1 Президиума ФАС России «Определение монопольно высокой и монопольно низкой цены товара»

Первое разъяснение Президиума ФАС России посвящено соотношению двух методов определения монопольно высокой и низкой цены: затратного и сопоставимого рынков.

Так, Президиум указал, что оценку цены товара необходимо начинать с установления наличия сопоставимых конкурентных рынков и установления цены товара на таких сопоставимых рынках. При этом такой рынок должен быть сопоставим по составу покупателей или продавцов товара, условиям обращения товара, условиям доступа на товарный рынок, государственному регулированию, включая налогообложение и таможенно-тарифное регулирование. Установление наличия сопоставимого конкурентного рынка осуществляется антимонопольным органом с учетом сведений, представленных лицами, участвующим в деле.

При этом установление монопольно высокой (низкой) цены возможно с использованием затратного метода только если сопоставимый товарный рынок отсутствует. Иными словами, метод сопоставимых рынков является приоритетным.

Необходимо отметить, что в зачастую территориальные органы не использовали метод затратных рынков из-за сложности его применения и большого объема работы, который предполагает данный метод (направление запросов в иные регионы, сопоставление большого массива данных и т.п.). В подобных случаях в итоговом решении по делу о нарушении антимонопольного законодательства лишь фиксировалось, что сопоставимый рынок отсутствует, без ссылок на соответствующие доказательства.

Между тем, в судебной практике уже нашел отражение подход, указанный в Разъяснении № 1. В частности, арбитражный суд, оценивая законность решения территориального управления ФАС России, пришел к выводу, что управлением необоснованно применялся затратный метод. Лица, обжалующие решение, предоставили данные, указывающие на то, что сопоставимые рынки на территории Российской Федерации имеются. Данное обстоятельство послужило одним из оснований для отмены указанного решения[1]. Следует отметить, что в указанных решениях арбитражные суда прямо ссылались на разъяснения данные Президиумом ФАС России.

Разъяснение № 1 в очередной раз подчеркивает, что антимонопольный орган в рамках проводимых анализов рынков и расследований отдает приоритет методу сопоставимых рынков, по сравнению с затратным методом. Тем не менее, статистика показывает, что в подавляющем большинстве случае антимонопольные органы пока еще используют метод сопоставимых рынков. Так в течение 2015-2016 годов антимонопольные органы в 85% случаев использовали затратный метод и лишь в остальных случаях применяли метод сопоставимых рынков.

Представляется, что методологическая работа, проводимая антимонопольным ведомством, позволит использовать метод сопоставимых рынков более эффективно и в большем количестве случаев.

Разъяснение № 2 Президиума ФАС России «Вертикальные» соглашения, в том числе дилерские соглашения»

В данном разъяснении Президиум особенно отметил, что гражданско-правовые договоры, не предусматривающие передачу товара от одного лица другому, не могут рассматриваться в качестве «вертикальных» соглашений. Президиум также обратил внимание на то, что если агент заключает от имени принципала договор поставки товара или договор купли-продажи, то именно договор поставки товара или договор купли-продажи, а не агентский договор, будет являться «вертикальным» соглашением.

Подобный подход антимонопольного ведомства нашел свое отражение в решении ФАС России по делу 1-11-38/00-05-15. Изучив материалы дела, антимонопольный орган установил, что между автодистрибьюторам и дилерами заключен дилерский договор, регламентирующий, в том числе порядок оказания дилером услуг по техническому обсаживанию. При этом антимонопольный орган пришел к выводу, что, несмотря на наличие дилерского договора, установление автодистрибьютором цены на оказание дилером услуг по техническому обслуживанию автомобилей конечным потребителям является координацией экономической деятельности, которая привела к установлению и поддержанию цен на техническое обслуживание. Антимонопольный орган в своем решении указал, что оказание услуг по техническому обслуживанию не предполагает передачу товара от автодистрибьютора к дилеру, а значит в этой части дилерский договор не является «вертикальным» соглашением.

Кроме того, освобождение от запретов предусмотренное частью 7 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – «Закон о защите конкуренции») не исключает возможности применения в отношении «вертикальных» соглашений иных антимонопольных ограничений.

Читайте также:  Как перевести сотрудника на срочный трудовой договор

Указанную правовую позицию, в первую очередь, стоит учитывать хозяйствующим субъектам, ведущим свою деятельность в рамках дилерской (дистрибьюторской) сети. В частности, несмотря на наличие дилерского (дистрибьюторского) соглашения, хозяйствующим субъектам не следует как-либо вмешиваться в деятельность дилеров (дистрибьюторов) по сервисному обслуживанию товаров, являющихся предметом такого соглашения.

Разъяснение № 3 Президиума ФАС России «Доказывание недопустимых соглашений (в том числе картелей) и согласованных действий на товарных рынках, в том числе на торгах»

При доказывании антиконкурентных соглашений и согласованных действий могут использоваться как прямые, так и косвенные доказательства.

Прямыми доказательствами могут являться:

  • письменные доказательства, содержащие волю лиц, направленную на достижение соглашения;
  • непосредственно соглашения;
  • договоры в письменной форме;
  • протоколы совещаний (собраний);
  • переписка участников соглашения, в том числе в электронном виде.

Однако итоговое решение антимонопольного органа может быть основано на совокупности косвенных доказательств, в случае если прямые доказательств будут отсутствовать, что также подтверждается и судебной практикой[2]. Суды исходят из той позиции, что совокупность косвенных доказательств может сыграть решающую роль в доказывании факта наличия антиконкурентного соглашения.

Президиум ФАС России также указал на то, что в качестве доказательств по делу о нарушении антимонопольного законодательства таковыми не обязательно могут быть оригиналы соответствующих документов. Отсутствие в материалах дела подлинных документов, подтверждающих совершение запрещенных действий, и (или) надлежащим образом заверенных копий не может быть само по себе основанием для вывода о недоказанности их совершения[3].

На практике наличие прямых доказательств заключения антиконкурентного соглашения встречается значительно реже, чем косвенных доказательств. Именно поэтому важное значение в рамках доказывания факта заключения недопустимого соглашения приобретает установление причинно-следственной связи между косвенными доказательствами и предполагаемым нарушением.

Практика арбитражных судов демонстрирует, что антимонопольному органу в отсутствие прямых доказательств необходимо обосновать, что обстоятельства, выступающие в качестве косвенных доказательств, должны как по отдельности, так и в совокупности указывать и на наличие антиконкурентного соглашения, и на наступление негативных последствий для конкуренции[4].

Разъяснение № 4 Президиума ФАС России «Соглашения в инновационных и высокотехнологичных сферах деятельности»

Соглашения в инновационных или высокотехнологичных сферах деятельности могут быть признаны антимонопольным органом допустимыми при обязательном установлении условий и достижении результатов, указанных в части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции в совокупности. Иными словами, подобное соглашение может быть признаны допустимыми только в том случае, если его результатом является и совершенствование производства (реализации товаров, стимулирование прогресса или повышение конкурентоспособности российских товаров), и получение покупателями соразмерных преимуществ (выгод).

«Вертикальные» соглашения в инновационных и высокотехнологичных сферах деятельности также могут быть признаны допустимыми в соответствии с критериями допустимости, установленными статьей 12 Закона о защите конкуренции. В частности, в соответствии с частью 2 статьи 12 Закона о защите конкуренции «вертикальные» соглашения признаются допустимыми, если доля каждого из них на товарном рынке товара, являющегося предметом «вертикального» соглашения, не превышает 20%.

Особый акцент в разъяснении сделан на положения Закона о защите конкуренции, регламентирующие предварительное согласование проекта соглашения в антимонопольном органе (часть 1 статьи 35 Закона о защите конкуренции). В соответствии с данной нормой хозяйствующие субъекты вправе обратиться в антимонопольный орган с заявлением о проверке соответствия проекта соглашения в письменной форме требованиям антимонопольного законодательства. При этом не может быть возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства при заключении и исполнении хозяйствующими субъектами соглашения, в отношении которого антимонопольным органом было вынесено решение о соответствии такого соглашения требованиям антимонопольного законодательства.

Необходимо отметить, что ранее позиция антимонопольного органа основывалась на том, что дело о нарушении антимонопольного законодательства не может быть вынесено только в отношении содержания соглашения, но не его реализации. Основываясь на данном разъяснении Президиума ФАС России можно предположить, что если соглашение было предварительно согласовано с антимонопольным органом, то реализация его положений также не может образовывать состав нарушения Закона о защите конкуренции.

Разъяснение № 5 Президиума ФАС России «Оценка допустимости способов ведения бизнеса субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке»

Данное разъяснение раскрывает случаи и критерии оценки допустимости тех или иных способов ведения бизнеса компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке.

В соответствии с данными разъяснением могут быть признаны допустимыми:

  • некоторые действия хозяйствующих субъектов, признаваемые злоупотреблением доминирующим положением, в частности экономически или технологически не обоснованные сокращение или прекращение производства товара, создание дискриминационных условий, создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка, манипулирование ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии;
  • действия, обязанность совершения которых прямо предусмотрена федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами;
  • действия, соответствующие правилам недискриминационного доступа к услугам естественных монополий;
  • действия хозяйствующего субъекта, прямо предусмотренные правилами торговой практики, одобренными антимонопольным органом.

Для того, чтобы действия, которые признаются злоупотреблением доминирующим положением, были признаны допустимыми необходимо соблюдение ряда условий таких как:

  • такие действия (бездействие) не создают возможность для отдельных лиц устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке,
  • такие действия не налагают на их участников или третьих лиц ограничения, не соответствующие достижению целей таких действий (бездействия), если результатом таких действий является или может являться:

— совершенствование производства, реализации товаров или стимулирование технического, экономического прогресса либо повышение конкурентоспособности товаров российского производства на мировом товарном рынке;

— получение покупателями преимуществ (выгод), соразмерных преимуществам (выгодам), полученным хозяйствующими субъектами в результате действий (бездействия).

Особое внимание антимонопольный орган уделяет утверждению доминирующим на товарном рынке хозяйствующим субъектом правил торговой политики. Правила торговой политикипредставляют собой документ, добровольно принимаемый доминирующим на товарном рынке хозяйствующим субъектом и определяющий основные принципы реализации товара данным субъектом. Правила торговой политики и надлежащая их реализация могут являться частью механизма предупреждения нарушения антимонопольного законодательства, касающегося как внутренних процедур деятельности хозяйствующего субъекта, так и его внешнего взаимодействия. Таким образом, наличие правил торговой политики значительно снижает антимонопольные риски.

Подобный подход ФАС России полностью отвечает современным мировым тенденциям. Во многих зарубежных юрисдикциях хозяйствующим субъектам предоставляются стимулы для создания внутренней корпоративной системы предупреждения нарушения антимонопольного законодательства.

В целом, можно констатировать, что антимонопольный орган меняет свою роль с контролирующего органа, на орган предупредительный. Данный подход выражается и в создании института антимонопольного комплаенса, то есть системы внутрикорпоративных мер хозяйствующего субъекта, направленных на предупреждение нарушения антимонопольного законодательства. Разработка торговой политики, в свою очередь, может являться первым шагом к созданию такой системы.

Разъяснение № 6 Президиума ФАС России «Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства»

Указанные разъяснения направлены на формирование единых подходов к доказыванию убытков, полученных лицом в связи с нарушением антимонопольного законодательства.

Президиум указал, что для взыскания убытков с нарушителя антимонопольного законодательства истец должен доказать:

  • факт нарушения антимонопольного законодательства;
  • факт наличия убытков (включая их величину);
  • причинно-следственную связь между нарушением антимонопольного законодательства и причиненными убытками.

При этом отсутствие доказательств хотя бы по одному из названных обстоятельств может привести к отказу в удовлетворении иска.

На практике зачастую сложности возникают в рамках доказывания именно последнего элемента, так как доказать наличие причинно-следственной связи достаточно затруднительно, учитывая сложность антимонопольных нарушений.

Кроме того, Президиум акцентировал внимание на том, что в правоприменительной практике используются различные экономические методики для расчета убытков, возникших вследствие нарушений антимонопольного законодательства[5]. Кроме того, Президиум указал, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. При этом в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить[6].

Институт взыскания убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, пока недостаточно развит и распространен в России. Представляется, что методологическая работа, проводимая Президиумом ФАС России в этой части, позволит хозяйствующим субъектом чаще использовать данный механизм. Между тем, на настоящий момент можно констатировать, что успешные случаи взыскания подобных убытков через суд встречается крайне редко.

Разъяснения № 7 Президиума ФАС России «Порядок применения закона о защите конкуренции с учетом правил технологического присоединения, правил недискриминационного доступа, правил подключения и законодательства о теплоснабжении»

В своем последнем на настоящий момент разъяснении Президиум обратился к вопросу порядка применения Закона о защите конкуренции в отношении естественных монополий требований с учетом Правил технологического присоединения, Правил недискриминационного доступа, Правил подключения и законодательства о теплоснабжении.

Президиум подробно раскрыл состав правонарушения по ст. 9.21 КоАП предусматривающую ответственность за нарушение правил (порядка обеспечения) недискриминационного доступа, порядка подключения (технологического присоединения) и указал, что со вступлением Закона № 250-ФЗ в силу нормам статьи 9.21 КоАП был придан специальный по отношению к нормам статьи 14.31 КоАП характер.

Таким образом, если действия привлекаемого к ответственности лица отвечают признакам диспозиции статьи 9.21 КоАП, то дело об административном правонарушении надлежит возбуждать и рассматривать по статье 9.21 КоАП, а не по статье 14.31 КоАП.

Разъяснение № 7 в первую очередь направлено на формирование единой правоприменительной практики по нарушениям, связанным с обеспечением доступа к услугам естественных монополий. Зачастую в практике территориальных антимонопольных еще встречаются случаи, когда по данному виду нарушения возбуждаются дела о нарушении антимонопольного законодательства. Представляется, что Разъяснение № 7 позволит сформировать единые подходы к рассмотрению подобного вида нарушений.

[1] Решения арбитражных судов по делу №А04-5223/16

[2] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А42-2564/2014

[3] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2013 № 18002/12

[4] Решения арбитражных судов по делу № А65-20361/16

[5] Решения арбитражных судов по делу № А40- 118546/2010

[6] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector